finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Театральная гостиная

Дамы и господа!

 


Приветствуем Вас в специальной рубрике «СВЕТСКОГО» – «Театральная гостиная». Когда Вы последний раз ходили на премьеру в Дзержинский театр Драмы? Пожалуй, сейчас намного проще сходить в кино, ведь там можно в комфортном зале с современным звуком на широком экране посмотреть новинки киноиндустрии. А походы в театр случаются крайне редко. И это очень несправедливо, потому что нашему родному театру уделяется катастрофически мало внимания. А ведь там есть на кого посмотреть, и есть что Вам показать. Ведь театр – это живой организм, в котором постоянно что-то происходит, каждый год меняется репертуар, интересные премьеры, эксперименты, спектакли, бенефисы любимых артистов. Эта рубрика будет как раз освещать театральную жизнь города. О дзержинских актерах, их успехах и достижениях, их творческих победах и триумфах будет рассказывать журнал "СВЕТСКИЙ". Здесь Вы также найдете эксклюзивные интервью, которые столичные именитые актеры дали «СВЕТСКОМУ».

Вячеслав Рещиков

lid

 

"ПУБЛИКА, КАК РЕБЕНОК: КАКОЙ ВОСПИТАЕШЬ, ТАКАЯ И БУДЕТ"

 

Актеров нашего Дзержинского драматического театра мы знаем и уважаем, часто видим в премьерных и полюбившихся постановках. Однако не так часто нам выпадает возможность поговорить с ними по душам. «Светский» решил затеять интересный разговор с Вячеславом Рещиковым. Мы выяснили любимые городские маршруты актера и кто является его самым строгим критиком.

 

Вячеслав, помните ли вы момент, когда точно решили стать актером?
– Это было весма сумбурно, потому что я не собирался поступать в театральное. Я не доучился в школе один год, ушел вместе с Василием Минаевым сдавать экзамены, можно сказать, за компанию. Попробовал, поступил и 1 сентября забрал из школы документы. Получилось, мою профессию выбрала сама судьба.
 
Когда же вы поняли, что это все-таки ваше?
– Осознал это, когда начались экзамены первого курса. Весь первый курс был весельем, приятным новшеством, особо учить ничего не надо, вроде игры все казалось. А вот когда пришло время экзаменов, серьезной работы, я стал понимать, что это сложная профессия. Поэтому, видимо, основной отток студентов именно после первого курса и случился.
 
malenkЧто для вас было самым сложным в освоении этой профессии?
– Сложности были, ведь что-то незнакомое всегда сложно осваивать. Нужно стараться, работать, когда не получается, пробовать еще раз. Я и сейчас не могу сказать, что овладел актерской профессией полностью. С каждой новой ролью возникают и сложности, вновь учишься чему-то, добиваешься. Останавливаться нельзя никогда. Если остановился, творческая жизнь будет закончена. Один режиссер, который приезжал из Москвы нам ставить спектакль, хорошо сказал: «Да, вы талантливые актеры, вы вышли на сцену и все сделали. А теперь давайте придумаем новый образ». Когда ставишь 5-6 спектаклей в год, поиск образа может потеряться, есть риск сделать все хорошо, но без осмысления, без проникновения. Вот это и сложно – всегда поддерживать в себе стремление погрузиться в образ, посмотреть по?иному.
 
Волнуются ли актеры, которые давно служат в театре, перед выходом на сцену?
– Как же не волноваться. Это особое состояние. Я могу за себя сказать, что 80% ролей заставляют поволноваться, а в 20% случаев, просто не знаю почему, выхожу на сцену спокойно.
 
У каждого актера, наверное, есть заветная роль, которую мечтается сыграть. Какая она у вас?
– А вот у меня такой нет. Возможно, я прочту какую-нибудь пьесу и скажу: «Вот! Как хочется эту роль сыграть!» Но пока отвечу, перефразируя Высоцкого, лучше ролей могут быть только роли, которые еще не сыграл.
 
 wife2Какое амплуа вам ближе, легче, понятнее?
– Ну, конечно, удобно, вольготно себя чувствую в роли героя-любовника. Этот этап начинается, как только ты приходишь в театр совсем молодым актером, и вот у меня он еще не закончился. Лет через пять я могу забыть про это амплуа. А интереснее играть абсолютно противоположные характеры: там есть, где покопаться и что придумать. Интересно познавать совершенно отличные от своих собственных переживания и другой характер. Иногда хочется разнообразить роль, но это невозможно, потому что не в органике героя неожиданности, в таком случае сложность сводится к заучиванию текста.
 
Часто ли вы импровизируете на сцене?
– Бывает. Актер должен владеть приемами импровизации, но не должен особенно часто их применять. Ведь спектакль – это выстроенный режиссером и освоенный актерами процесс. Если все начнут хором импровизировать, получится лебедь, рак и щука, и все распадется. В спектакле играет не каждый сам себя, а вместе доносят единый замысел. Но, поскольку мы не роботы, и у нас нет 50 дублей, актер может банально забыть текст. Или самая ужасная ситуация – «белый лист», когда просто внезапно отключаешься, выпадаешь посреди действия. Вот в таких случаях помогает импровизация, с помощью которой партнеры выручают друг друга.
 
mashinaА не вернуть ли суфлера для забывших текст?
– Есть театры, которые работают с суфлерами, но это совершенно особый принцип работы, особое театральное действие. Я, признаюсь, в таком формате играть не смогу.
 
Есть ли у труппы дзержинского театра свои приметы и суеверия?
– Есть общие для всех актеров. Нельзя в театре вязать и грызть семечки, а найденный на сцене гвоздь – к новой роли. Но это сродни черной кошке. А каких-то своих, дзержинских особенностей, нет.
 
Чем, как вам кажется, региональные театры отличаются от столичных?
– Отличия зависят не от месторасположения, а от головы, которая держит труппу,– режиссера, его профессионализма и таланта. Огромное значение имеет сплоченность и хорошие взаимоотношения в коллективе. Даже за высочайшим профессионализмом порой сложно скрыть серьезный конфликт, и он скажется на качестве спектакля.
 
Хотелось ли вам сыграть в кино?
– Да. Вообще, изначально я не хотел идти в театр. Думал, займусь телевидением. И, конечно, хотел сняться в кино. Но снова мой друг Василий Минаев, поехав в Дзержинск, позвал меня с собой. Я подумал, что с февраля до лета могу отдохнуть в театре. Приехал, увидел город, открытых людей, и остался. И вот уже 15 лет живу и работаю в Дзержинске.
 
 wifeВячеслав, если бы вас позвали в Голливуд, то в каком жанре и с какими партнерами вам было бы интересно поработать?
– Никогда, конечно, не задавался этим вопросом… Наверное, я не отвечу на него, ведь Голливуд и его актеров мы судим по фильмам, а, так сказать, «кухню» не видим. Сказать, каков тот или иной знаменитый актер в качестве партнера по съемкам, невозможно. Наших?то звезд мы не только в фильмах можем лицезреть, но и на сцене. И если через призму кинематографическую человек не очень виден, то на сцене скрыть, какой человек на самом деле, очень сложно.
 
Кого из актеров наших или мировых вы считаете своим ориентиром в профессии?
– Очень многих. Мне нравятся Абдулов, Леонов, Табаков, Миронов… Перечислять и перечислять.
 
Согласились бы вы поучаствовать в телепроекте типа «Точь в точь»?
– Ой, с удовольствием, я за любой кипиш, если он творческий. Вот ни в коем случае я бы не участвовал в «Доме-2», где режиссер говорит: «Давай, иди, пни его! А ты плюнь в него!» Смотрят скандал, но мне это неинтересно, потому что совсем не творчество. А вот в проектах актерских я бы с удовольствием поучаствовал. Да, пусть у меня получится в сто раз хуже, и голоса у меня особо-то и нет, мне кажется, пою я ужаснейше. Не понимаю, почему мне дают еще партии какие-то петь в спектаклях… Но я человек такой,  пока не попробовал, не отказываюсь. Я считаю, не нужно отказываться заранее под девизом: «Нет, я не смогу».
 
familyМногие актеры, которые бывают в Дзержинске с гастролями, отмечают особую гостеприимность и благожелательность наших зрителей. А вы замечали разницу между нашей публикой и зрителями в других городах?
– Сложно сказать, в чем отличие, потому что публика, как ребенок: какой воспитаешь, такая и будет. У нас зритель воспитан, прекрасный зритель, просто не нарадуемся, аншлаг за аншлагом – это очень приятно. Во многих городах, к сожалению, театр публику не воспитывает. Самый яркий показатель в этом смысле – дети, то, как они себя ведут на спектакле, если приходят без родителей. Их простыми призывами выключить телефоны и не шуршать пакетиками, не угомонишь. Как только начинается представление, становится понятно, насколько изначально настроенными на сценическое действие пришли дети. Поэтому нельзя говорить, что в том или ином городе зритель плохой. Это театр его не подготовил.
 
Ощущаете ли вы себя узнаваемой, публичной персоной в Дзержинске? Ограничивает ли вас это каким-то образом?
– Да, пожалуй, ощущаю. Это приятно. Если б я был неузнаваем, тогда зачем работаю актером или в каких?то местах появляюсь, где люди не ходят в театр (смеется,– примеч. автора). А вот ограничений не чувствую, в ситуации, когда приходилось себя как?то сдерживать, не попадал.
 
 semia-3А есть ли постоянные зрители, которых вы узнаете даже со сцены?
– Есть, и их очень много. Смотришь в зал и глазами: «Снова здравствуйте, а вот и вы пришли сегодня, и вас я вижу тоже». А те постоянные зрители, кто по возрасту ближе, часто подходят после спектакля пообщаться, и я не против. Множество хороших, полезных даже знакомств преобретено именно так.
 
Есть ли у вас в Дзержинске любимые места, скверы, улицы?
– Да, везде, где можно проехать с коляской (улыбается,– примеч. автора), поскольку у меня трое детей. Я изгулял уже весь Дзержинск, наверное.
 
Как бы вы описали характер нашего города, если бы он был героем пьесы?
– Он мне кажется веселым и жизнерадостным, потому что наш город зеленый, а это очень позитивный цвет. Еще он озорной, потому что здесь очень активная, хорошая молодежь. Я веду выпускные в школах и год от года вижу, что молодежь становится все интереснее, грамотнее, многосторонее. Город растет, и молодых становится больше. Вот, например, в один из праздников на эстраду в парке сколько талантливых групп музыкальных вышли!
 
kresloКакие книги вы любите читать?
– К великому моему стыду, я не люблю читать. Столько всего приходится читать при подготовке к каждой роли, очень много сопутствующей литературы к каждой пьесе. Нужно многое почерпнуть для образа своего героя, его психологического портрета. Вот, может быть, поэтому художественная литература откладывается. На работе с книжкой, получается, еще и дома с ней. Уж лучше я с детьми поиграю или погулять схожу.
 
Остается ли у вас время на другие увлечения, кроме театра?
– Это единственное мое увлечение. Театр занимает если не 100% времени, то 80-90% точно. Даже за семейным ужином разговоры все о театре. Даже сны и те про театр. Мы не можем выключить станок и уйти домой.
 
Я так понимаю, что если дети учат стихи к празднику, то с ними папа учит?
– Если у папы есть на это время. Учат они с мамой, а я уже звено завершающее. Я им актерские навыки не навязываю. Ведь не должен же сын парашютиста обязательно тоже прыгать. Я просто обьясняю, как легче запомнить, чтобы они не тратили время на зубрежку.
 
Какая у ваших детей любимая папина роль? Они же бывают на ваших спектаклях?
– Да, конечно. Даже уже в одном участвовали. А по поводу моих ролей говорят так: «Понравилось» или «Ну, нормально». Вот такая их оценка (улыбается,– примеч. автора). Основной строгий цензор у меня супруга. Я к режиссеру подхожу, говорю, так, значит, и так моя супруга считает, а он отвечает: «А это верно, вот я и хотел, чтоб ты сам до этого дошел». Хорошо, что они думают в одном направлении.
 
Вячелав, какой вопрос вы задали бы актеру, если бы брали у него интервью?
– Поскольку я в профессии, то спросить о чем-то неизвестном сложно. На все ведь вопросы я ответ и сам знаю, нечего спрашивать. Это бы очень зависело от личности, с которой пришлось бы беседовать.
 
Интервью: Наталья Курганская, фото: личный архив Вячеслава Рещикова
 
cs-nsk

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить