finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Ирина и Ильдар Низамовы: «Мы поженились два года назад, поэтому пока главная семейная традиция — ремонт»

Они молоды, но уже известны как топовые знатоки элитарного клуба «Что? Где? Когда?». Успешные сотрудники крупнейшей корпорации в стране Ильдар и Ирина Низамовы избрали для себя особый вид спорта – интеллектуальные поединки, в которых азарт подчас сравним с накалом эмоций тысяч людей на футбольном матче. Мы видели их по телевизору, но ничего о них не знали, поэтому «Светский» в эксклюзивном интервью расспросил чету Низамовых об их жизни вне клуба и, конечно, о некоторых секретах телевизионной версии нашей любимой игры.

 

Ильдар, Ирина, откуда вы родом?
Ирина:  Я родилась в Краснослободске, это небольшой город в Мордовии, а Ильдар из татарстанского города Набережные Челны.

 

Как же вам удалось встретить друг друга?
Ирина: Мы познакомились на тренировке, когда Ильдар впервые пришел к нам на игру. Он приехал в Саров из Казани, где закончил Казанский государственный технический университет им. Туполева. Я же училась и уже работала в Сарове. Собственно, та самая игра проходила в моей alma mater – почти все мероприятия нашего клуба мы проводим в здании Саровского физико-технического института.

 

Как вы учились в школе?
Ирина: Нормально учились (улыбается,– примеч. автора).
Ильдар: Ирина вообще-то золотая медалистка.
Ирина: На самом деле это было несложно. А любимым предметом была география.
Ильдар: А у меня не было любимого предмета. Мне нравилось читать. Я много читал и дома, и на уроках, приходилось «домашку» делать на переменах.

 

География и литература – это гуманитарные дисциплины, а вузы вы выбрали технические…
Ильдар: Все-таки чтение – это удовольствие, это для себя. А вот математика – уже серьезно, это работа.

 

Какая музыка чаще всего звучит у вас дома?
Ильдар, Ирина (хором,– примеч. автора): «Аквариум».
Ильдар: Это Ирина меня подсадила. В прошлом году мы побывали на концерте в Саранске и надеемся попасть на ближайший концерт в Нижнем.


Молодежь – и вдруг «Аквариум»?
Ильдар: Борис Борисович тоже всегда молодой. Его тексты вне времени, а эта музыка, пожалуй, лучшее, что можно услышать.

 

Как вы любите проводить свободное время?
Ильдар: Последний год у нас просто нет свободного времени. Мы заканчиваем ремонт. Из принципа делаем все своими руками – от замены электропроводки и заливки пола до установки дверей. Многому научились. Теперь помогаем друзьям, делимся опытом и инструментами.
Ирина: Мы стараемся, когда время все же появляется, съездить к родителям в Краснослободск, помочь им с хозяйством. К сожалению, реже удается бывать в Татарстане, все-таки дальше ехать: восемь часов против одного.
Ильдар: Еще в свободное время мы проводим «Что? Где? Когда?» в Сарове. Ирина еще в художественной школе учится.

 

Какие традиции есть в вашей семье, помимо игры в «Что? Где? Когда?»?
Ильдар: Мы поженились два года назад, поэтому пока главная семейная традиция – ремонт (смеется,– примеч. автора).

 

Вы впервые в Дзержинске? Успело ли сложиться какое-то впечатление о нашем городе?
Ильдар: Если вы бывали в Набережных Челнах, то могли заметить некоторое сходство с Дзержинском. Оба города строились по заранее разработанному проекту, поэтому в них широкие дороги и удобные развязки. Одинаково организовано и движение трамвая: пути проложены отдельно от проезжей части, что мне очень нравится. В Челнах ходят те же самые вагоны того же цвета, просто deja vu испытываешь. А вот архитектура у вас другая – сталинская. Хоть город ваш и не большой, но видно, что он растет, строятся красивые новые здания.
Ирина: Как только мы въехали в город, сразу обратили внимание на интересные, разные «сталинки». В Сарове тоже есть такая старая часть города. Во всех городах, где мы бываем, обращаем внимание в первую очередь на такие дома.

 

Если бы вам предоставили возможность, какую эпоху для жизни вы бы выбрали и почему?
Ильдар: Пожалуй, я бы остался здесь и сейчас. Это мое время, мне вполне комфортно жить в XXI веке.
Ирина: Тогда и мне лучше здесь и сейчас.

 

Кому из известных личностей всех времен и народов вы бы с уважением пожали руку?
Ильдар: В Набережных Челнах и в Казани совсем недавно жил и творил великий скульптор и архитектор Ильдар Ханов. В Старом Аракчине, пригороде Казани, он за свой счет выкупил участок земли и построил Вселенский храм, где собрал многие религии под одной крышей. Отделать и убрать помещения он не успел, дело продолжают его преемники, и скоро храм откроют для посещения всем желающим. Такому замечательному человеку мы бы пожали руку с великим почтением.


Откуда вообще у вас интерес к этой игре?
Ирина: Я еще в школе начала играть. Интерес пришел с практикой. А по телевизору, помню, смотрели на умных взрослых дяденек, которые отгадывали сложные загадки.
В школе же как-то на летних каникулах меня и еще нескольких моих ровесников из нашего города позвали в летний лагерь саранского клуба интеллектуального творчества. В этом лагере проводится много интеллектуальных игр для школьников, и всего за неделю ребята успевают подружиться и полюбить игру. Наверное, как раз тогда у меня появился очень сильный интерес к играм, а после школы я несколько лет ездила туда в качестве вожатой.
Ильдар: Как-то на перемене ко мне подошел однокурсник Ильдар Галлямов, и сказал: «У тебя глаза умные, пойдем с нами играть». Я сначала отнекивался, боялся внимания, непременных камер и микрофонов. Потом оказалось, что в спортивном «ЧГК» этого нет, как и многих других атрибутов телеверсии.

 

   

 

Отличается ли женский ум и склад мышления от мужского или ум – понятие универсальное?
Ирина: Наверное, все-таки немножко отличается.
Ильдар: А я считаю, что нет.
Ирина: Мне кажется, что у меня больше ассоциативное мышление, а у Ильдара ориентир на факты.
Ильдар: Мне все-таки кажется, что Ирина ошибается (смеются, – примеч. автора). Я в своих размышлениях опираюсь в первую очередь на ассоциации, а фактами лишь проверяю догадки.

 

Задействуете ли вы интуицию в поисках ответов на вопросы?
Ирина: Это происходит чаще всего, когда выбираешь из кажущихся равноправыми версий. Тогда интуитивно оцениваешь, какая из них более подходит.
Ильдар: Я все равно опираюсь на логику при выборе версии. Взвешиваю все «за» и «против» на тонко настроенных внутренних «весах». Может быть, это и называется интуицией, я не уверен. Но такого, чтобы правильный ответ приходил ниоткуда, со мной не случалось. Если захотеть, то можно отследить, какая именно мысль к нему привела.

 

Почему, как вам кажется, именно в России родилось выражение «Горе от ума» и действительно ли может быть горе от ума?
Ильдар: Это вы всем такие философские вопросы задаете (улыбается,– примеч. автора)
Ирина: Горе от ума бывает в нашем случае, когда «перекрутишь» вопрос. То есть придумаешь более сложный ответ, чем правильный, испугаешься очевидного и перемудришь. А на работе – чем умнее, тем лучше.
Ильдар: Мы живем и работаем в окружении очень умных людей и сказать, что это их или наше горе, никак не можем. Наоборот, стремимся только расти.

 

Есть ли какая-то черта вашего характера, которая мешает вам играть в «Что? Где? Когда?»?
Ирина: У кое-кого из присутствующих есть упрямство, которое проявляется, когда не нравятся версии команды. Это, так сказать, надежда на себя.
Ильдар: Самоуверенность, чего уж там скромничать (смеются,– примеч. автора). В самой первой команде это явление называлось «капитанским произволом». Похоже, что это заразно.

 

Случалось ли вам самим сочинять вопросы для знатоков? Что труднее: придумывать вопросы или отвечать на них?
Ильдар: Придумывать, конечно, приходится не так часто, как отвечать. В прошлом году придумывали вопросы для чемпионата Нижнего Новгорода. Примерно раз в год мы пишем по пять вопросов, а за месяц на различных играх отвечаем на сотню. Заметный перевес.
Ирина: Я сочиняла вопросы для игры в саранском детском лагере. Мы там были вожатыми и все вместе разрабатывали вопросы для ребят. Задавать вопросы сложнее. Нужно же еще придумать так, чтобы было приятно ответить.
Ильдар: Да, писать вопросы тяжело, потому что стараешься, чтобы они были скорее не сложными, но интересными. В вопросе важна изюминка, стиль. Если этого нет, то и писать не стоило.

 

Как вы попали в число знатоков команды Рудера?
Ильдар: Мы увидели объявление в корпоративной группе Вконтакте и в отраслевой газете о том, что принимаются заявки на участие в команде, составленной из сотрудников госкорпорации «Росатом». Мы отправили фотографии и рассказ о себе. Потом нам перезвонили и сообщили дату отбора в Москве. Первый отбор мы пропустили, потому что были заняты на другой игре.
Ирина: Когда команда «Росатома» выиграла в первый раз, выяснилось, что ее состав не зафиксирован, и набор продолжается. Мы снова заявили о своем желании войти в состав команды. Отбор происходил так: одного за стол сажают, другого убирают. Редакторы сами решали, кого оставлять, кого нет, исходя из того, как претендент ведет обсуждение, выдвигает версии, взаимодействует с остальными игроками.
Ильдар: В итоге нам сказали, что Ирину берут запасной, а меня включили в основной состав. Через три игры представитель «Росатома» Сергей Геннадьевич Новиков предложил нам с Ириной поменяться местами. Я был «за» обеими руками и не ошибся.

 

Какие эмоции испытывает знаток за игровым столом, впервые оказавшись в прямом эфире центрального канала?
Ильдар: В первую очередь – волнение. Но это происходит еще до эфира, на так называемом построении. Поясню, что это такое. На съемки программы все приезжают на час раньше. Сначала в знаменитый домик в парке запускают зрителей – знатоков, которые не играют в этот день, и расставляют их по местам. И потом уже за 10 минут до эфира приглашают внутрь игроков. И вот, пока ты стоишь в этом узком коридоре, это очень волнительно. А когда садишься за стол, в этот момент уже «перебоялся», и становится легче. Ведущий задает первый вопрос, и становится не до отслеживания эмоций, надо сразу включаться.
Ирина: Когда Ильдар играл, я стояла рядом в зале, все видела, поэтому уже знала, как все будет, и мне было не так страшно перед первым вопросом.

 

Как вы готовитесь к игре? Как-то настраиваетесь, тренируетесь?
Ильдар: Команда «Росатома» собирается на тренировки за три дня до эфира. К каждому телеэфиру мы готовимся, как к последнему, ведь проходных игр нет. Любой проигрыш означает падение на дно рейтинга команд, а это значит, что шансов сыграть в следующий раз совсем немного. А какой-то индивидуальной программы тренировок у меня нет.
Ирина: День до игры стараемся заполнить, чем угодно, но не «ЧГК». А когда садишься за стол, лучше максимально сконцентрироваться, потому что если расслабишься, то включишься в обсуждение уже на середине минуты.
Ильдар: Даже редакторы дают совет приходить на игру эмоционально заряженными, невыгоревшими. Лучше всего прийти с легким голодом к игре, с желанием, с азартом. Ведь «Что? Где? Когда?» наполовину состоит из эмоций и способности ими управлять.

 

Кто для вас ориентир среди знатоков?
Ирина: У меня Ильдар любимый игрок (смеются,– примеч. автора).


Вы присутствовали на встрече с президентом России. Равная ли степень волнения возникает, когда видишь впервые лично первое лицо государства и когда впервые играешь в прямом эфире первого канала?
Ирина: К этой встрече тоже была долгая подготовка. Мы ждали, нас инструктировали, как себя вести, какой дресс-код…
Ильдар: Да, подготовка была «страшнее».
Ирина: И степень волнения при встрече с президентом гораздо больше, чем даже на первой игре по телевизору. Больше ответственность.
Ильдар: На встрече обсуждали разные проблемы. Президент поздравил нас с днем оружейника, а мы задали ему несколько вопросов. Вопросы были о поддержке программных комплексов отечественной разработки и фундаментальных исследований, об особых мерах поддержки закрытых городов, о перспективах проведения выставки, посвященной достижениям атомной промышленности. Все вопросы президент воспринял положительно и сказал, что постарается наши предложения поддержать.
Ирина: Мне кажется, молодежь его заинтересовала. Он задавал встречные вопросы, чтобы лучше разобраться в том, чего же мы хотим. Даже немного пошутил про «Что? Где? Когда?». Вообще, впечатления от встречи у нас очень хорошие.

 

Расскажите какой-нибудь забавный, курьезный случай из вашей игровой практики.
Ильдар: Так получилось, что на моей последней игре выпал тот вопрос, на который Ирина, разумеется, ответила. А вот мы с Никитой все поняли сходу, но назвать автора картины не смогли. И в итоге проиграли. Поэтому мы договорились с ребятами из команды сходить, наконец, в Третьяковку. Дошли не все, отсутствующим мы подарили магнитики. А сами сфотографировались на фоне «Неизвестной» Крамского, чтобы уж наверняка запомнить. Важно уметь посмеяться над собой, своими неудачами, научиться и двигаться дальше.

 

В заключении нашего разговора пожелайте что-нибудь читателям «Светского».
Ильдар: Играйте в «Что? Где? Когда?»
Ирина: И выигрывайте!


Интервью: Наталья Курганская,

фото: личный архив Ирины и Ильдара Низамовых

cs-nsk

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить