finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Строительство химического гиганта. К 80-летию "Капролактама"

В декабре этого года исполняется 80 лет со времени пуска производственного объединения «Капролактам». Эта дата считается точкой отсчета химического гиганта. Но его история начинается раньше – со времен строительства технологических цехов. Этот период жизни «Капролактама» не менее интересен, чем работа предприятия после его запуска.

 

Решение о его строительстве относится к 1930 году, когда началось возведение Горьковского автозавода (ГАЗ). На Заводе № 96 планировалось выпускать тетраэтилсвинцовую (ТЭС) присадку, потребность в которой с пуском Горьковского автозавода резко возрастала. По ряду объективных причин начало строительства Завода № 96 затягивалось. Датой организации Управления строительства завода, согласно приказу Центрохимтреста, формально является 1 октября 1932 года. Начальником строительства «Горькхимстроя» (так первоначально назывался новый завод) назначили Воронкова. Подготовительные работы к строительному сезону 1933 года в прямом смысле шли на пустом месте. «Со строительством на площадке Игумново Дзержинского района, – докладывал Воронков на партсобрании, – вопрос окончательно не выяснен». Эта задержка с определением места строительства была связана с дефицитом труб для проводки 30-километрового нефтегазового провода. Но не было титулов работ, смет, проектов и генплана. Главное, на чем было сосредоточено внимание руководителей стройки – это жилье для рабочих. Велись переговоры с «Дзержинскстроем» о выделении новому заводу незаконченных жилых объектов в соцгороде.


Строительство завода №96В начале 1933 года начальником строительства «Горькхимстроя» стал В.В. Кузнецов. А 9 апреля 1933 года Совет Труда и Обороны СССР местом строительной площадки завода окончательно утвердил город Дзержинск. Но проекты задерживались. Не была определена и очередность строительства цехов. И все же с 25 апреля начался набор рабочей силы. В спешном порядке были построены несколько бараков и временная столовая, началось создание огородного и животноводческого хозяйства. В июле вместе со служащими уже работало 235 человек, требовалось же в три раза больше. Но негде было их расселять. Имеющиеся бараки, в особенности в соцгороде, были заселены сверх всяких норм. В небольших комнатах вместе с одинокими людьми проживали и семейные рабочие. Как отмечалось на партсобрании в ноябре 1933 года, в бараках не имелось бачков для кипяченой воды, чайников, кружек, тумбочек, не хватало кипятка, матрасов. Доски под матрасами были не остроганы, от чего в них заводились клопы и другие паразиты. Не было никакой вентиляции. Не выстроена была и прачечная, белье рабочих стирать отправляли в прачку Чернореченского химзавода. В таких условиях жили первые рабочие «Горькхимстроя».


Строительство первых производственных корпусовНесмотря на всю тяжесть, они работали в полную силу. В декабре 1933 года в подарок XVII партсъезду коллектив «Горькхимстроя» обязался выполнить программу строительства на сто процентов. А программа была приличная. Только в первом квартале планировалось освоить 45 миллионов рублей. Без смет и чертежей в январе 1934 года был заложен ряд объектов. Не хватало стройматериалов, транспорта и рабочей силы, и все же первые корпуса начинали приобретать свое очертание. Инженерно-технических работников направляли на строящийся завод с других предприятий. Среди них в 1934 году прибыл и Н.А. Гольдберг. С 1938 по 1942 год, то есть в трудные годы становления завода, он был его главным инженером. Среди специалистов завода много было и выпускников вузов. В 1935 году, например, после Московского химико-технологического института в Дзержинск был направлен М.В. Хрулев, внесший огромный вклад в развитие нового предприятия. С 1942 по 1963 год Михаил Валерианович был его главным инженером.


Одним из направлений завода должен был стать выпуск ряда новых в стране хлорорганических соединений, а потому «Горькхимстрой» нередко назывался Дзержинским хлорным комбинатом. Трудностей, связанных со строительством, только прибавлялось, но и работа усиливалась. При всех недостатках материалов, документации и рабсилы программа строительства по капитальным вложениям нередко перевыполнялась. За третий квартал 1934 года, например, ее выполнение составило 126%. В том же 1934 году правительством было принято решение о строительстве цеха № 1, которое началось 22 февраля 1935 года.


5Руководил всеми работами в то время Михаил Сергеевич Волков. Еще с 1933 года он был заместителем начальника «Горькхимстроя». На его плечи и легла ответственная работа по строительству производства, созданию надлежащей социальной сферы и жилья. В 1935 году началась подготовка к монтажу одного из первых на Заводе № 96 крупного, совершенно автономного производства тетраэтилсвинца (ТЭС). Было принято решение и о срочном строительстве на зарубежном оборудовании цеха пергидроля (30% перекиси водорода). Ввод его планировался уже в 1936 году, хотя схема техпроцесса этого цеха не была связана с основными цехами. В июне 1938 года производство ТЭС правительство выделило из состава Завода № 96 в самостоятельное предприятие – Завод № 365 «Ока». Пуск цеха № 1 намечался на 1 декабря 1935 года, то есть на его строительство отводилось менее года. Весь 1935 год работы шли ударными темпами. Наконец, 15 января 1936 года, хотя и с недоделками, цех был пущен в эксплуатацию.


В середине июня 1936 года Дзержинск посетил Нарком тяжелой промышленности Г.К. Орджоникидзе, а 10 июля 1936 года он подписал приказ № 195 о резком расширении производства в стране химического оружия. Это окончательно определило направление и структуру строящегося завода, который получил наименование «Завод № 96». Пуск его первой очереди намечался на 1 января 1939 года. К этому времени необходимо было ввести цехи № 3, 4, 5, 7, 10. Их мощности были рассчитаны на выпуск 40 тысяч тонн иприта и 8 тысяч тонн люизита в год, то есть более 30% запланированного выпуска этих отравляющих веществ, выпускаемых всеми заводами страны.


Хрулев Михаил ВалериановичОсновное оборудование для производства отравляющих веществ и дымообразующих продуктов – установку по разделению газов пиролиза нефти методом глубокого охлаждения – закупили у немецкой фирмы «Линдэ». Импортными были и компрессоры с контрольно-измерительными приборами. Для гражданского применения планировалось выпускать различные растворители, каустическую соду, соляную кислоту, жидкий хлор, авиабензин, нефтяной кокс и другую продукцию. На первом месте строящегося завода, кроме введенного хлорного цеха, были производства этиловой жидкости, иприта, люизита и хлористого мышьяка. Не меньшее значение придавалось строительству цехов пиролиза керосина, ректификации газа, получения дихлорэтана, хлора и каустика. Одним из наиболее важных объектов строительства была и Игумновская ТЭЦ мощностью 50 тыс. киловольт. Генеральная смета строительства Завода № 96 предусматривала затраты на все работы в 600 млн рублей. Из них 58 млн рублей было освоено в 1933-1936 годах, 97 – в следующем, 153 – в 1938 году.


Но строительство затягивалось из-за арестов многих руководящих работников. Несмотря на это, стройка мало-помалу двигалась. Хотя планы не выполнялись, все отчетливее начинали вырисовываться новые производства. Происходило это в результате невероятных усилий рабочих, которых постоянно не хватало. На 1 января 1937 года вместо требуемых 5000 строительно-монтажных рабочих трудилось лишь 1800 человек. Каждый пятый из них выполнял производственные нормы на 200–300%. Но это не спасало. Обеспеченность строительства инженерно-техническими кадрами составляла всего 40%. К тому же из-за продолжавшихся репрессий инженерно-технические работники были «в значительной части деморализованы и заражены демобилизационным настроем», – отмечалось в объяснительной записке к годовому отчету завода за 1937 год. Вопросы состава цехов первой Гольдберг Наум Абрамовичочереди, их мощности и технологические части проектов, взаимоувязки цехов между собой и со вспомогательными хозяйствами завода не решены до второй половины 1937 года. Проекты и сметные программы строительства обеспечены на 35–40%, а имеющаяся часть дефектна, подлежит пересмотру и перерасчету». Быстро и качественно работать в таких условиях было трудно. Нередко работу приходилось выполнять заново. Например, в шестом цехе монтаж оборудования пришлось вести повторно.


Строительный 1938 год оказался более благоприятным. Иногда планы даже перевыполнялись. 3 мая 1939 года исполняющий обязанности начальника строительства Ю.А. Каганович был утвержден директором завода. Летом того же года основные цехи вступили в предпусковой период. Начиналось массовое апробирование и испытание агрегатов и механизмов. Строительство цехов заметно активизировалось. Поскольку срыв сроков пуска завода был чреват не только служебной карьерой, но и головой, с рядовым составом не церемонились. Например, в отношении сторожа Агеева, видевшего возникновение пожара от сварки на складе третьего цеха, был подготовлен приказ об увольнении с завода. Каганович собственноручно добавляет: «Отдать под суд». Подобных случаев немало. Но гораздо больше примеров ударного труда. Так, на 14-ом участке каменщицы М.В. Васючкина и А.В. Царева, работавшие у прораба А.И. Костина, за смену уложили 7 870 штук кирпича, то есть выполнили три нормы. Еще производительнее трудилась каменщица Федина с подсобницами Вахутиной и Конюховой. Все они, как и большинство других рабочих, были вчерашними жителями окрестных деревень. Попав в город, всеми силами стремились удержаться в нем. Несмотря на тяжелые жилищные и очень вредные производственные условия, строили и пускали новые цехи.


Работники завода №96Так, 5 декабря 1939 года цех № 1 (пиролиз керосина) дал первые газовки, в тот же день в цехе № 5 (холода и сжатого воздуха) был получен холод, 14 декабря цех № 4 (выработка хлоргаза) дал первый хлор, 24 декабря завод отправил потребителю первую партию каустика, 26 декабря из цеха №7 пошел жидкий хлор. В ночь с 30 на 31 декабря был пущен основной на заводе цех № 6 по выпуску этилена и пропилена. Путем разделения газов пиролиза керосина методом глубокого охлаждения был получен первый этилен. Подобное производство в СССР было в то время единственным. Этилен являлся основой для производства боевых отравляющих веществ и ряда продуктов оргсинтеза. 12 января 1940 года был пущен цех № 10 (ПВХ смол). Таким образом, первая очередь Завода № 96 вступила в эксплуатацию. К 1941 году завод выпускал более 27 видов продукции.


И многие последующие годы завод продолжал развиваться. В 50-е годы он получил новое наименование – «Почтовый ящик № 16», а с 1966 года стал называться химкомбинатом «Капролактам». Производство капролактама на этом предприятии просуществовало с мая 1949 года до 1982 года. Но на основе этилена и хлора здесь выпускалось множество видов другой химической продукции. В 1990-е годы 35% ее отправлялось на экспорт. После подписания нашей страной в декабре 1997 года Конвенции о запрещении химического оружия на ОАО «Капролактам» началась ликвидация закрытых ранее производств боевых отравляющих веществ. В начале нулевых годов ОАО «Капролактам» было ликвидировано, предприятие разделили на заводы «Капролактам» и «Окись этилена и гликолей». До 2013 года завод «Капролактам» выпускал 14 видов продукции. Но в апреле того года по экономическим причинам было принято решение о ликвидации «Капролактама», завода, которому принадлежала огромная роль в подъеме экономики страны и в особенности в развитии отечественной химической индустрии.


Автор: Вячеслав САФРОНОВ,

фото: архив музея «Капролактама»

№121 (декабрь 2019)