finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

ПОСЕЛОК РЫКОВА В ДЗЕРЖИНСКЕ

В 20-е годы в составе Растяпино было несколько жилых массивов — Выселки, поселки завода Свердлова и ЧХЗ, Барачный поселок, поселок 1 Мая и поселок Рыкова. Каждый из них имел обособленную площадку. Да и возникли они в разное время.

 

Быстрый рост заводов Растяпино сопровождался большим увеличением численности работающих, а жить им было негде. Преодолеть эту проблему решили с помощью жилищных кредитов и кооперативного строительства. Растяпинский поселковый Совет отвел для этого землю, банк выделил деньги, и строительство началось. Так появились поселки 1 Мая и Рыкова. Но если дома в первом были восьмиквартирными, то второй представлял собой частный сектор. Одними из первых поселенцев стали работники завода Свердлова, а точнее, бывшие питерцы. Этот поселок народ поначалу называл Четвертыми Выселками, в официальных же бумагах он значился под именем Рыкова.


Надежда Федоровна Ахрименкова со своим сыном Иваном Константиновичем Подуруевым из Питера приехала в Растяпино в 1918 году. Поначалу весь питерский клан из 50 человек поселили непосредственно на заводе, в котельной. Затем всех перевели в барак. В 1926 году Ахрименкова переехала в комнату большого рубленого дома поселка 1 Мая, а через два года всем питерцам, кто хотел строиться, дали по шесть соток. «Моя бабушка, — вспоминает Ю.И. Камендровский, внук Ахрименковой, — сначала жила в сарае, в котором стояла большая русская печь, спасавшая от холодов в морозы, и еда в ней была всегда теплой. Сарай с деревянным полом, погребом и сослужил добрую службу до середины 60-х годов, то есть до конца существования поселка».


Дом у Н.Ф. Ахрименковой был хотя и одноэтажный, но хороший, просторный, теплый, под железной крышей. Кровельное железо тогда не только было дорогое, но и в большом дефиците. Приобрести его помог завод, он же и дровами снабжал всех поселковых. В общем, не зябли. Не зря дом Ахрименковой в 30-х годах облюбовал заезжий из Москвы чекист. Чин имел высокий. На доклады в Москву ездил в своем вагоне. «Бабка-то была пролетаркой, — рассказывает Ю.И. Камендровский, — а потому чекистский начальник вполне откровенно хвастался, как самолично старорежимцев штыком в пузо гробил».


Уже в скором времени поселок вытянулся от дома лесничего, что находился напротив вокзала за железной дорогой, до силикатного завода. С южной стороны поселка была железная дорога, а с северной — дремучий лес. Страшновато жилось возле самого леса. Вот Надежда Федоровна и приобрела ружье, постреливала каждый вечер в сторону леса для острастки нежданных «гостей».


Дома поселка Рыкова, стоявшие ближе к лесу, относились к Октябрьской улице. А порядок домов, смотрящих передними окнами на юг, числился по улице Рыкова. Она проходила в 150 метрах от железной дороги. Это была немощеная, с буграми и ямами улица, тянущаяся до самой бойни. Дом №109 стоял напротив нынешней улицы Черняховского и был далеко не последним на улице Рыкова. Жила в нем семья Василия Александровича Болдырева, который работал десятником на ЧХЗ. До завода он трудился закройщиком в пошивочной мастерской на Выселках. А когда перешел на ЧХЗ, поставил и дом на Рыкова. А шитье не бросал. У него и верстак гладильный был, и швейная машинка. Его дочь, 93-летняя Мария Васильевна Корышева, хорошо помнит, как из этого дома в 1929 году пошла в школу на Просвященскую улицу. Как и у других жителей поселка Рыкова, у Болдыревых был огород. Овощи они никогда не покупали. «Раз в неделю, — вспоминает Мария Васильевна, — отец ходил на рынок за продуктами, чаще всего за сливочным маслом. Молоко было у нас свое, ведь мама — Ирина Матвеевна — держала трех коз. А вот чай с сахаром пили лишь по воскресеньям. Водопровода, конечно же, не было. За водой ходили через проулок к двухэтажному дому Коротковых. Там находился колодец, один на половину улицы Рыкова. Ведрами таскали и на чай, и на все хозяйские нужды, в том числе на полив огорода и чтобы помыться». Бани у Болдыревых не было, но в печке стоял водяной бак, а рядом – из оцинкованного железа ванна. В ней и мылись. А от простуды лечились в бочке с распаренными можжевеловыми ветками.


На улице Рыкова Мария Васильевна в 1939 году и замуж выходила. В родном же доме детей своих воспитывала. Жила всегда в согласии с соседями — Трухиными, Рудаковыми, Кирюхиными, Левицкими. Константин Петрович Левицкий был знаменит тем, что считался лучшим сварщиком на заводе Свердлова. Для сварки котельного оборудования его часто вызывали даже на Сормовский завод. Своих детей в семье Левицких не было, а потому Константин Петрович со своей супругой Дарьей Ефимовной взяли на воспитание девочку из детдома. Но недолго радовался на свою приемную дочь Левицкий. В 1937 году по 58 статье его осудили как «врага» народа, а в январе 1938 года расстреляли. А потом была война, и многие мужчины поселка Рыкова ушли на фронт, в том числе и два брата Марии Васильевны Корышевой. Павел погиб в бою, а Борис вскоре после победы скончался от ран.


Фронтовиков в поселке Рыкова жило немало. Владимир Наумович Гельфман, например, отважно сражался и вернулся в родные места с орденами и медалями, работал впоследствии начальником смены на мельзаводе. За подвиги на войне медалями и орденом была награждена и жительница Рыковского поселка Антонина Чернышова. Уважали ее и на заводе Свердлова, где трудилась эта фронтовичка. Людей честных, трудолюбивых в поселке было большинство – это главная его особенность. Особо примечательного ничего здесь не было. Дома скромнее, нежели на Выселках. Правда, они утопали в зелени вишневых и яблоневых садов, сиреневых и акациевых насаждений.


Важной составляющей частью поселка были его переулки. С Окской улицы пройти через поселок Рыкова на «27-й» лучше всего было через Почтовый переулок. С правой стороны переулка, если идти от Выселок, первым стоял очень добротный двухэтажный дом Пастуховых. Затем шел дом инженера ЧХЗ Лизина, арестованного в 30-х годах.  Старшему поколению жителей Дзержинска Почтовый переулок запомнился больше всего тем, что здесь, в большом двухэтажном доме, выходящем на Октябрьскую улицу, некоторое время находилась музыкальная школа. Помнят многие и почтовый ящик, прикрепленный к «явскому» дому по Октябрьской улице напротив переулка. Возможно, поэтому он и получил название Почтового.


А вот с чем связано имя другого переулка поселка Рыкова, непонятно. Никакого театра здесь, да и поблизости тоже, и в помине не было, а переулок назывался Театральным. И никаких артистов здесь тоже не проживало. В доме, выходящем на Октябрьскую улицу, жил Иван Константинович Подуруев с матерью. Оба работали на заводе Свердлова. Дети его — Юрий и Владимир, инженеры по образованию – также работали на этом заводе. В следующем доме к железной дороге жил директор мебельного магазина Иван Федорович Гущин. Его сын Владимир Иванович Белоус стал известным в Нижнем Новгороде профессором, доктором исторических наук. Уж очень заботливой была его бабка Ираида Сергеевна, воспитательница детского сада. На ней держалось все хозяйство в доме, огород и хороший сад.


У многих в поселке Рыкова были сады, но такой вишни, как у Даниила Яковлевича Севастьянова, не было ни у кого. Его дом, крайний к железной дороге, тоже находился в Театральном переулке. Выделялся он не размерами, а своей ухоженностью, большими, чем у всех, окнами и, конечно же, вишневым садом, на который всегда зарились местные мальчишки. Очень многие из тех, кто жил когда-то в поселке Рыкова, помнят семью инженера завода «Ява» Рыбакова из Театрального переулка. Его супруга работала домоуправляющей. Достаток у них был больше, и одевались они лучше многих других. Опрятностью и нарядами особенно выделялась их дочь Лена, ставшая впоследствии врачом.
Через некоторое время после того, как в Дзержинске появился драматический театр, переулку дали новое имя. Из Театрального он превратился в Тихий, что полностью соответствовало действительности. Машины по нему не ходили, да и прохожих обычно было немного — местные жители да мальчишки, ходившие через Тихий на реку и на свалку металлолома.


Эта свалка, пожалуй, была главной достопримечательностью поселка Рыкова. Чего только на ней не было. Со всех заводов металлолом свозили к железной дороге. Не все и знали-то, что это улица Рыкова, тем более что ее тоже переименовали. Когда А.И. Рыкова репрессировали, улица стала носить имя Ворошилова. Кстати, многие ее жители стали получать чужие письма. Вместо Ворошиловского поселка письма стали часто попадать на улицу с таким же названием. Прекратилось это только после нового переименования улицы в Автомобильную.
Многие знали на этой улице дом плотника Королева, похожий на дачу. Там же, напротив свалки, жил В.И. Яркин — шкипер с торговской продуктовой баржи. Хозяйство его было не маленьким: Василий Иванович держал корову, кур, свиней. За зимний сезон, пока не работал, успевал смастерить пару лодок на продажу. А на противоположной, выходившей на Октябрьскую улицу, стороне Рыковского поселка, в частном доме почти напротив старой тридцатой школы, жило семейство Зарубиных. Самым авторитетным человеком у них была тетя Тая. Она и огород вела, и за коровой ухаживала, и за детьми, конечно же, тоже. Кстати, один из ее сыновей — Николай Николаевич стал главным инженером треста «Дзержинскхимремонт». Эта семья, хотя и была рабочей, жила в достатке. Руки золотые всегда ценились, а Зарубины этим славились. В 1953 году одними из первых в городе они купили «Москвич-400». Девять тысяч рублей стоил он по тем временам. Недорого, если учесть, что квалифицированный рабочий на заводе получал от 600 до 1000 рублей. Можно было скопить на машину, цены-то на продукты не очень «кусались». Белый хлеб стоил 3 рубля за килограмм, говядина 12р. 50к., сахар-рафинад — 9р. 40к., сливочное масло — 27р. 80к. А всего-то пять лет назад все это стоило в два и более раза дороже. Потому основная масса людей жила еще бедновато. Но жителей поселка Рыкова выручали небольшие огороды, имеющиеся при каждом доме. Выручала и рыбалка. К хорошим рыбакам покупатели приходили на дом, как, например, к Николаю Родионову, дом которого стоял третьим от Театрального переулка по Октябрьской улице в сторону рынка. У него было два сына и дочь, прокормить и одеть их рабочей зарплаты было маловато. Вот река и выручала. Впоследствии один из сыновей Николая — Юрий – стал отличным токарем. Работал он на заводе «Заря», и за свои успехи был награжден орденами Ленина и Октябрьской Революции. Рядом с Родионовыми жили электрик Алексей Гостилович, санитарный врач Алексей Иванович Новиков, водитель Вячеслав Федорович Рябов. Это в центральной части Рыковского поселка. Ближе к рынку, напротив южных парковых ворот, стоял дом с яблоневым садом, а по соседству жили Обнорские. В начале 60-х годов часто можно было видеть, как на крыльце этого дома братья Обнорские репетируют на трубах, а вечерами эти ребята играли на парковой танцплощадке.


Справедливости ради следует сказать, что в Дзержинске был и второй поселок Рыкова. Возник он примерно тогда же, что и первый. В 1926 году некоторые работники завода Свердлова, не имеющие жилья, решили строиться на выделенных участках у Святого озера. Стали там возводить небольшие частные строения. Строительство шло быстро, и скоро образовался новый поселок Рыкова-2. Под этим именем поселок прожил до середины тридцатых годов. Когда Алексей Иванович Рыков впал в опалу, поселок получил новое имя — Пушкино.


Автор:  Вячеслав САФРОНОВ. Фото из архива автора. Рисунки Бронислава Давыдько из архива Городского краеведческого музея.