finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Немцы в городе

О пленных немцах в СССР долгое время пресса умалчивала. Писать о них считалось плохим тоном. А ведь немцы, и не только пленные, жили и работали с дзержинцами совсем рядом.

 

Война давно кончилась, а физические страдания раненных солдат, душевная боль даже невоевавших людей не проходили. Ненависть к немцам глубоко запала в сердца людей, испытавших тяготы военного времени, в том числе и в души ребят школьного возраста. Поэтому отношение детей к пленным было скверное. В каждом фрице видели фашистского изверга, ненавидели за их злодеяния. Помню, пленные немцы работали в парке на строительстве драмтеатра. Зачем-то я поднял валявшуюся там лопату, а черенок ее тут же переломился. Надломленный, видимо, уже был. Сначала испугался своей шалости, но вскоре стал гордиться «подвигом» и рассказывал, как я у немца лопату сломал.


Играя «в войну», никто из мальчишек не хотел быть «фрицем», их выбирали по жребию. Все знали не только «хенде хох», но и другие немецкие фразы. Долгое время из иностранных языков в школах главным образом изучался немецкий. Никто из ребят никогда немцев не видел, но все представляли их страшными и злыми. Каким же огромным было удивление, когда наконец все воочию увидели живых немцев.

2 ja2
В Дзержинске пленные появились еще во время войны. Особенно много их стало, когда наши на фронте пошли в наступление. Немцы работали на стройках, на торфоразработках в районе Пыры, на химпредприятиях. Поблизости с работой – в спецпоселениях – и содержались. Когда же правительством было решено на «Заводстрое» освоить выпуск перспективного синтетического продукта – капролактама, немцы появились и в черте города.


Ведь именно в Германии была разработана ­технологическая схема синтеза капролактама, в 1943 году там было пущено и промышленное производство этого продукта. На основе капролактама производили искусственную щетину, парашютный шелк, корд для авиационных шин, буксировочные тросы и т.д. У нас же все это производилось из натурального сырья, поэтому в качестве репараций из поверженной Германии было демонтировано и вывезено оборудование по производству этого ценного вещества. Для более быстрого монтажа в конце 1946 года из Германии в Дзержинск в «добровольно-принудительном» порядке доставили и технических специалистов, работавших на выпуске капролактама, вместе с женами и детьми, несколько десятков человек.


Многих из них поселили рядом с «Заводстроем» в гостинице на улице Менделеева, а некоторые семьи – в оборудованные под жилье подвалы домов 11, 11а 14а по проспекту Кагановича. Проходя вечером возле этих домов, мальчишки непременно заглядывали в незашторенные окна. Любопытно было увидеть немцев в домашней обстановке. Но подробности быта в подвальное окно не увидишь, лишь скромную мебель да мелькание фигур. Однако все равно всегда смотрели.


3Случалось встретить немецкую семью и на улице. Никакими страшными они вовсе и не были, ничем не отличались от большинства дзержинцев. Только всегда бросалась в глаза их опрятная одежда. Выделял немцев лишь чужой нам язык. Разговаривали они обычно тихо, бросая друг другу короткие четкие фразы. Немецкие дети лет 8-10, а то и старше, на улицу без родителей не выходили. В школу их всегда провожала «ди мутер». И даже если они молчали, все понимали, что это идет немецкая семейка. Ведь их школьники всегда ходили с ранцами, а не с сумками какими-нибудь, как многие наши ученики. И, конечно же, они не носили пионерских галстуков. Первое время все немцы в школу ходили на Кольцевую улицу. Вскоре после приезда в Дзержинск немецкие специалисты обратились в горисполком с просьбой организовать обучение их детей. И поскольку немецкие дети русского языка не знали, для них при средней женской школе №20 на лето 1947 года открылись подготовительные классы. Занятия с немецкими детьми вели три преподавателя, а заведовать подготовительными классами назначили учительницу немецкого языка двадцатой школы А.А. Чернышову. После летней учебы, в сентябре, всех немецких учеников распределили по городским школам.


У наших ребят отношение к ним было явно пренебрежительное, но не агрессивное. Немцев просто-напросто не замечали. Но и они не спешили найти себе друзей среди русских детей, записаться в спортивную секцию или какой-то предметный кружок. Немецким младшим школьникам занятия в русских школах давались совсем нелегко. Учителя ежедневно беседовали с их матерями, давали дополнительные задания на дом. Молодые немцы и говорили-то по-русски еле-еле, а потому с нашими ребятами не общались, кучковались всегда со своими. Да русский язык, как говорили, им был и не нужен. Сильнее нажимали на арифметику, чем на чистописание.

 

childrenСовсем иными были немецкие старшеклассники. Например, в школе №5 училось несколько немецких девятиклассников, в том числе сын доктора наук со строящегося производства. Учились они хорошо. Вот что вспоминает Ю.И. Комендровский: «Однажды у нас в девятом классе на уроке русского языка был контрольный диктант. На «отлично» его написали только немцы. Без дела они никогда не сидели. Как говорится, дурака не валяли. Кроме учебы, увлекались спортом и музыкой. Одевались поярче наших парней. Мы-то ходили в брюках, а они в штанах чуть ниже колен, наподобие современных бриджей, только внизу на пуговицах. В школу всегда брали бутерброды, да не по одному. Один из немцев отличался просто волчьим аппетитом, съедал до десятка бутербродов. Такая прожорливость сильно раздражала наших ребят. Ведь у некоторых, кроме сухаря, в кармане ничего больше не было. Решили проучить обжору. В перемену незаметно насморкали на его бутерброд, а затем под хохот наблюдали, как, не догадываясь ни о чем, немец уплетал свои запасы.


Помню еще один не очень красивый случай. Один из наших учеников часто подтрунивал над немцами. Обернется к ним, положит локоть на их парту и спрашивает, как в Германии с девчонками знакомятся или еще что-нибудь эдакое. Тем, видимо, его постоянное «внимание» к ним надоело, и они решили отвадить сидящего впереди русского парня. В выемку для ручек на парте налили чернил и сидят, как ни в чем не бывало. Наш парень повернулся к ним, положил, как всегда, руку на их парту и вымазал свою единственную куртку в чернилах. Стерпеть такое было невозможно. Он ударил немца кулаком, до крови разбив лицо. Немец стремглав выбежал из класса. Все думали, что побежал жаловаться к директору. Но нет. Смыв в туалете с лица кровь, потерпевший, словно ничего не случилось, занял свое место за партой. Больше никаких конфликтов между русскими и немецкими ребятами не случалось. Некоторых из них в русские семьи даже на новогоднюю елку приглашали. А когда производство капролактама было построено, и немцы возвратились в Германию, один наш ученик еще долго переписывался с другом-иностранцем».


2Строительство продвигалось не так быстро, как всем хотелось. Историческую фразу Молотова о том, что ни один немецкий пленный не вернется на родину, пока не будет восстановлен Сталинград, знали, конечно же, все, поэтому немецким специалистам было не до ностальгии. Их главной заботой надолго стала подготовка к монтажу доставленного из г. Биттерфельда технологического оборудования.


Вместе с тем отдельные иностранцы оказались весьма предприимчивыми людьми. В условиях, когда в СССР строго преследовалось хищение соцсобственности, немцы организовали «бизнес» из заводского сырья. На базе трофейного оборудования, где на его разгрузке и комплектовании работали немецкие пленные, была аппаратура с серебряными и хромово-никелевыми трубами и крепежом. Из этого материала немцы и наладили нелегальное производство различных украшений. Чтобы «дело» не сорвалось, смогли договориться с охраной. Через нее и сбывали готовые изделия горожанам.


Блестящие белые кольца из нержавеющих гаек носили тогда многие жительницы Дзержинска, как и обувь с необычной кожаной подошвой. Среди трофейного оборудования оказались трансмиссионные ремни из натуральной кожи. Из нее-то и было налажено изготовление обувных подошв. Но в этом «деле» у немцев быстро нашлись конкуренты – наши умельцы, кожу которым поставляла охрана. Все делалось ради лишнего куска хлеба, в том числе и забавные детские деревянные игрушки. Немцы быстро наладили их изготовление, когда узнали об их дефиците. Занимались этим в свободное от работы время. Деревянные акробаты на веревочках и другие игрушки, изготовленные пленными, продавались даже на городском рынке.

 

na razvalinaxВремя было очень голодное. Корка хлеба и вареная картофелина для многих наших рабочих были деликатесом. Лишь работавшие в цехах могли более или менее сытно поесть. Пленных немцев голодом не морили. Осужденные русские испытывали голод гораздо сильнее. «Гражданское население, с которым приходилось сталкиваться, голодало,– писал в своих воспоминаниях о работе на «Заводстрое» пленный К. Фритцше.– Лучше было положение на производстве тяжелой химии. Там людям давали обед, который от еды пленных почти не отличался. Зима, холодно. На перекур русские и немцы собираются вместе, греются у железной печки.


Русские из карманов вытаскивают картофелины, режут на ломтики и кладут их прямо на плиту печи. И обязательно угощают пленных. Значит, мы питаемся на одном уровне. А вот работающие рядом с нами русские заключенные питаются еще хуже нас». Это было действительно так. Ведь суточный паек военнопленных составлял 400 г хлеба (с 1943 г. 600-700 г), 100 г рыбы, 100 г крупы, 500 г овощей и картофеля, 20 г сахара, 30 г соли. За перевыполнение плана полагалась надбавка. О таком рационе многие наши тогда даже не мечтали.
С 1948 года некоторые пленные стали возвращаться в Германию. Но процесс репатриации затянулся до 1955 года. До начала 50?х оставались отдельные немецкие специалисты и в Дзержинске наблюдать за производством. Цеха возводили и вели монтаж оборудования наши рабочие. Дело было очень сложное и ответственное. Строительство курировал сам Берия. Благодаря усилиям дзержинских рабочих и инженеров к 1 мая 1949 года страна получила первый капролактам, а 1 января 1953 года была достигнута проектная мощность. Без участия немецких военнопленных и специалистов освоение выпуска капролактама наверняка бы затянулось.

 

Автор: Вячеслав Сафронов, фото: электронные СМИ