finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Максим Горький

ГОРЬКИЙ В ЧЕРНОРЕЧЬЕ
 
На одном из дзержинских сайтов «висит» сообщение, что 25 июня 1928 года жители Растяпино на пристани встречали пароход, на котором знаменитый пролетарский писатель направлялся в Горький. Повторяет это и одна из дзержинских газет. Однако газеты 1928 года сообщают совсем другое: Горький не приезжал к нам пароходом, тем более в июне. На Нижегородской земле он гостил в августе.
 
Как известно, весной 1928 года Максим Горький вернулся из заграницы в Россию. Вскоре после этого он предпринял поездку по стране. Побывал писатель и на родной Нижегородской земле, в том числе в стремительно растущем Растяпине. Это была вторая поездка писателя на Чернореченскую землю. Первый раз в наших краях он был за четверть века до этого, в начале своей писательской деятельности.
 
В те годы Горький не раз подвергался полицейскому преследованию, был даже арестован и посажен в тюрьму. Это, конечно же, не могло не отразиться на подорванном в ночлежках здоровье. Давала о себе знать и активная писательская работа. Тогда Алексей Максимович тесно сотрудничал с газетой «Нижегородский листок». Однажды весной 1903 года в этой газете ему встретилось объявление: «Сдается дача в Горбатовке со всеми удобствами. Обращаться на станции к П.А. Боглевской».
 
kupets N
 
По отзывам владельца Сеймовских мукомелен Бугрова, места недалеко от Сеймы были замечательные, неудивительно, что Горький решил здесь подлечить здоровье.
«Чернорецкая Ривьера», как многие называли в те годы нашу местность, своими красотами привлекала многих отдыхающих. Здесь бывали купцы и промышленники, адвокаты, врачи, студенты. Короленко и Попов для отдыха тоже выбрали наше Черноречье. Вот и Максим Горький в конце мая 1903 года приехал сюда с семьей: женой Екатериной Павловной, сыном Максимом и дочерью Катей. В доме Пелагеи Боглевской писатель снял две комнаты. И хотя Боглевские слыли довольно известными людьми — муж Пелагеи, польский дворянин Михаил Боглевский, был председателем губернского земского собрания от Балахнинского уезда, почетным мировым судьей, — сегодня вряд ли кто-нибудь вспомнил бы о них, не поселись в их доме Горький с семьей. По меркам тех лет у Боглевских был довольно большой дом, доставшийся внучке Турчанинова при разделе помещичьего имения. Одноэтажный дом на десять окон стоял в отдалении от крестьянских домишек на самом краю соснового бора. Рядом протекала речка Юганец, а через лес тропинка от дома вела к озеру Дубки.
Его название указывало на лежащие рядом дубовые рощи. Вместе с семьей писателя в Горбатовку приехали мать его супруги М.А. Волжина, племянница Оля Весовщикова и две домработницы. Дачники все вместе нередко выбирались в лес, в луга, на Юганец или к озеру собирать ягоды и грибы, наслаждались красотами природы.
По словам жительницы Горбатовки Анны Сергеевны Кабановой, писатель много гулял по окрестностям, часто ходил на станцию к приходу нижегородского поезда за корреспонденцией. Это был высокий худощавый человек. Лето было жаркое, и Горький одевался легко: в длинную красную рубаху, затянутую ремешком, но был непременно в сапогах и широкополой шляпе. Не раз из Горбатовки пешком Горький ходил на Сеймовские мельницы купца Бугрова. Бывал он и на даче Турчанинова в Горбатовке, и в расположенном рядом Красногорском поместье Я.Е. Башкирова. К писателю приезжали гости: директор книжного издательства «Знание» К. Пятницкий, артист Московского художественного театра И. Тихомиров.
 
teremok kuptsa bugrovaУдивила Горького не только оригинальная дача Бугрова, но и раболепное отношение многих к самому ее хозяину. Да и сам хозяин «теремка» — обладатель миллионов — вызывал у писателя немалое любопытство, потому и ходил за семь километров к нему пешком. Иногда, стосковавшись по правдивому слову, Бугров присылал за Горьким лошадь, и они часами просиживали за беседой. Разговоры этих двух людей, иногда очень острые, касались назревавших перемен в обществе. «И чего вы этой самой конституцией хотите, Алексей Максимович? Мы тоже ее хотим: при конституции мы вас всех — вот как прижмем! — И Бугров сделал жест, будто ногтем придавил что-то к дереву стола», — рассказывал свидетель одной из таких бесед преподаватель chast doma nomer1 kooperativnучилища Капралов. Кряжистого, с рыжеватой бородой, стриженного «в скобу», с висящими до бровей волосами, в чуйке и ботфортах, купца Бугрова было не отличить от мелкого лабазника. И не вызвал бы он интереса у писателя, не будь он таким проницательным и хитрым дельцом, сколотившим миллионы и жертвовавшим Нижнему Новгороду то ночлежку, то водопровод, то огромный вдовий дом, то здание городской думы. Горького как писателя не могли не заинтересовать быт и нравы подобных людей. Бугрову же Алексей Максимович был интересен как человек, самостоятельно выбравшийся «из низов», из его Бугровской ночлежки, как «свой брат», талантливый писатель-самородок, сумевший точно запечатлеть купеческие образы.
 
Не одним любованием природой и встречами был увлечен в Горбатовке Алексей Максимович Горький. Здесь он напряженно работал над пьесой «Дачники». Характеры героев списывал с отдыхавших рядом состоятельных нижегородцев и их детей, которые «все как-то несерьезно живут, и у которых, — как говорят сами герои пьесы, — желаний ясных, сильных желаний нет». Другие замечательные слова из этой пьесы: «Жизнь — искусство находить во всем красоту и радость», — найдены Горьким именно в наших краях.
 
В память о времени, проведенном на станции Горбатовка, возле дома, в котором отдыхал, Горький посадил три липы. Они и сегодня напоминают о писателе, правда, даже из местных жителей мало сейчас тех, кто знает об этом. Ведь на доме №19 по Кооперативной улице нет никакой памятной доски, и немногим известно, что здесь бывал когда-то великий русский писатель. 
27 июля в связи с гастролями Федора Шаляпина из Горбатовки Горький срочно отбыл в Нижний Новгород. О днях отдыха в Горбатовке он не забывал никогда и в 1906 году из Америки писал супруге: «…Я особенно ярко помню девочку (дочь Катю, — примеч. автора) в Горбатовке, когда она ходила по лесу и кричала: «И я насла ги-лип»».
 
krasnogorskoe pom bashkirova
Вернулся Горький из эмиграции в Растяпино спустя 25 лет, в 1928 году. Многое поменялось в мире,
совсем другой — страной Советов — стала Россия. Объездив полстраны и многие места Нижегородской губернии, Алексей Максимович решил побывать и в Растяпино. Он не мог не посетить грандиозные социалистические стройки — Чернореченский химический завод и крупнейшее в стране производство боевого арсенала — завод им. Свердлова. Утром 10 августа за Горьким к гостинице пришла машина. Вместе с сыном Максимом в сопровождении первого секретаря крайкома ВКП(б) Жданова писатель отправился в путь, который для первой советской легковушки НАМИ оказался непреодолим. Слабенькая машина засела в песках. «Поездом надо было ехать, — бросил Горький, — паровозы не вязнут». Чтобы окончательно не оконфузиться и не сорвать поездку в Растяпино, вместо машины быстро нашли пролетку с парой лошадей.
 
na zavodeКоллективы ЧХЗ и завода им. Свердлова о визите писателя известили заранее, и Горького ждали с утра. Алексей Максимович сначала прибыл к чернореченцам. Они уже привыкли к «высоким» визитерам. ЧХЗ посещали до этого «всесоюзный староста» М.И. Калинин, глава правительства РСФСР П.А. Богданов, председатель ВСНХ СССР В.В. Куйбышев, академик А.Н. Бах. В сопровождении большой группы работников ЧХЗ писатель осмотрел новые цеха предприятия. Его поразили огромные аппараты синтетического аммиака, гигантское строительство других химических производств. Поскольку здесь работали иностранцы, Горькому было интересно узнать их мнение о заводе и русских рабочих. Он с интересом поговорил с итальянскими и немецкими специалистами, осмотрел заводской поселок. Писателя интересовало буквально все: от материального положения чернореченцев до их настроения и дальнейших планов. Однако и ему задавали немало вопросов, касающихся жизни страны в целом, о стройках, на которых он побывал, о его творческих планах.
 
dom turchaninova
Во второй половине дня А.М. Горький прибыл к работникам завода им. Свердлова. Зал клуба строителей на 220 человек был переполнен. Места всем желающим увидеть знаменитого писателя не хватало, и народ стоял на улице. Все ждали поезд-дежурку со станции «Растяпино», но Горький приехал с завода, где знакомился с цехами. Был митинг, а потом беседа. Горький, казавшийся с портретов очень серьезным, в диалоге с работниками завода был весьма оживленным и даже веселым. Здесь собралась несколько иная публика, чем на ЧХЗ. Пролетарский писатель это уловил сразу, услышав петроградский акцент многих присутствующих на встрече. Да и вопросы сыпались не о хлебе и зарплате, а больше о столице, могучих стройках, спрашивали даже про заграницу. Писатель говорил о громадной стройке по всей стране, о рабочих новой формации — свободных и творческих. Не все понимали смысл его слов, но все смотрели писателю в рот и улыбались. На вопросы Горький отвечал подробно и очень ясно. Все время был в хорошем настроении. И хотя разбора произведений предусмотрено не было, писатель особенно радовался, когда его расспрашивали про недавно вышедший роман «Клим Самгин». Горький же в свою очередь интересовался, как люди понимают те или иные места его нового произведения.
 
lip by gorkyПоездка по родным местам, грандиозные стройки повсюду, новые заводы произвели неизгладимое впечатление на Горького. Особенно удивили и обрадовали люди и их стремление к преобразованиям. После поездки Алексей Максимович с гордостью рассказывал об этом всем, с кем приходилось общаться. Он «вычерчивал на столе план «Большого Нижнего», захватывая в гигантский треугольник, образуемый слиянием Оки и Волги, и Сормово, и Балахну, и Растяпино, и Черное, и Моховые горы, — вспоминал литературовед В.А. Десницкий. — С воодушевлением рассказывал о построенных и проектируемых заводах, новостройках». В очерке «По Союзу Советов», опубликованном в 1929 году в журнале «Наши достижения» (№1, стр.41,43), Горький отмечал: «Было неловко гулять по цехам… Ощущение этой неловкости тяготило и стесняло меня…, на всех заводах, которые так обильно и мощно разрослись под Нижним Новгородом, на огромном треугольнике от Балахны на Волге до Растяпино на Оке… прекрасные, огромные заводы, и, вероятно, рабочим удобно работать в их просторных цехах… всюду на треугольнике Сормово-Растяпино-Балахна широко развивается строительство новых рабочих поселков».
 
И действительно, в Растяпино не только шло грандиозное промышленное строительство, здесь вырастал новый город, нарождался новый тип людей, воплощавших свои мечты в реальность. Многие годы они помнили о визите А.М. Горького, из уст в уста передавали свои добрые впечатления о встрече с ним. Сохранилась подлинная фотография, свидетельствующая о визите писателя в Черноречье. В честь встречи великого писателя с заводчанами клуб строителей на поселке Свердлова переименовали в клуб имени Горького. Многие улицы Чернорецких селений также стали носить имя знаменитого писателя-нижегородца.