finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Дмитрий Смирнов: «Неблагонадежный» автор лучших краеведческих книг

Фамилия Смирнов у жителей Черноречья начала двадцатого столетия ассоциировалась, прежде всего, с владельцем Растяпинской канатной фабрики. Николай Смирнов был не только богатый, но и очень известный и уважаемый в Нижнем Новгороде человек. Четверть века он возглавлял один из банков, был инициатором создания, а затем попечителем коммерческого училища, слыл щедрым меценатом. В более поздние годы не менее известным стало и имя его сына – писателя и краеведа Дмитрия Николаевича Смирнова. Это от него, например, жители наших мест узнали о посещении Петром I в мае 1695 года Чернореченского затона, где царь повелел организовать судостроение.

 

Дмитрий родился 12 апреля 1891 года. Согласно семейному преданию, бабка Дмитрия по материнской линии – актриса нижегородского театра Ольга Соколинская – была возлюбленной Ивана Анненкова, блестящего кавалергарда и декабриста. Это его описал в известном романе «Учитель фехтования» Александр Дюма. В годы молодости актрисы Соколинской Иван Анненков был предводителем дворянства в Нижнем Новгороде. От него Ольга родила дочь Елену, мать Дмитрия. Интересный факт: Анненков жил в начале улицы Большая Печерская, на которой позднее в сохранившемся до сих пор большом доме проживала семья Смирновых.


Дмитрий окончил Нижегородское коммерческое училище, а затем экономическое отделение Петербургского политехнического института. В 1916 году поступил на службу в Нижегородский Общественный банк на должность заведующего отделом переводов и аккредитивов. После революции фабрику у Смирновых отобрали, банк ликвидировали, и Дмитрий лишился средств к существованию. В 1919 году он поступил на Нижегородское отделение Московского археологического института. Но на какую-либо работу его не брали. Из большого особняка пришлось перебраться в комнату деревянного дома. Материальное положение было нищенским. Приходилось жить продажей книг из большой семейной библиотеки и сохранившихся от отца оригинальных вещичек.


2019-10-03 02-00-04Но книги и все ходовые вещи скоро были распроданы. Работы по-прежнему не было. Дмитрий решил профессионально заняться книжной торговлей. В 1927 году он выхлопотал у губернского финотдела патент на скупку и перепродажу книг. Постепенно он стал известным в городе букинистом. Через его руки прошли тысячи различных фолиантов. Наиболее ценные он оставлял себе. Так сформировалась большая библиотека более чем из 800 редких краеведческих изданий. Были и ценные рукописи. Они не лежали мертвым грузом. Каждую книгу, каждый документ Смирнов скрупулезно изучал. В результате он стал одним из лучших знатоков истории Нижегородского края, жизни населявших его людей. Как говорил сам Дмитрий Николаевич, он «впитывал в свою духовную утробу весь комплекс нижегородских краеведческих знаний». Возникла потребность поделиться ими со своими земляками.


Дом СмирновыхИ вот в 1936 году газета «Горьковский рабочий» напечатала его первые краеведческие заметки. Они вызвали большой интерес у читателей. В дальнейшем эта газета уже регулярно раз в неделю, весь год публикует любопытные материалы о городе и нижегородцах. Интерес читателей подтолкнул Дмитрия Николаевича на идею создания книги, совершенно необычной по своему содержанию.


В июне 1940 года он принес в Горьковское издательство рукопись этой книги, с интригующим названием «Картинки нижегородского быта XIX века». Вот как говорил Д.Н. Смирнов о своей книге: «Как нижегородец-старожил, я люблю свой родной город и край и на протяжении всей своей сознательной жизни занимаюсь нижегородским — горьковским краеведением. За несколько десятилетий мною собрано множество записей, архивных и мемуарных извлечений, газетных корреспонденций, журнальных статей, устных передач и собственных наблюдений о жизни старого города. Теперь настало время поделиться накопленным материалом с современниками и особенно с молодежью».


Мать Д.СмирноваРецензию на эту книгу написал заместитель заведующего кафедрой литературы Академии общественных наук при ЦК ВКП (б) A.M. Мясников. Он не только отметил, что книга содержит огромный и очень интересный материал, но и выразил уверенность, что читатель прочтет книгу «с удовольствием, ее может использовать и беллетрист, и режиссер театра». Были и другие положительные отзывы на будущую книгу. Несмотря на это, рукопись пролежала в издательстве восемь лет. Только в 1948 году книга вышла в свет. Надо бы радоваться и автору, и читателям. Но последствия у этой книги были прямо-таки трагические. Вероятнее всего из-за происхождения автора.


В феврале 1949 года в газете «Горьковская правда» появилась резко отрицательная статья под броским заголовком «Кривое зеркало». Автор обвинялся в искажении истинных событий девятнадцатого века. По мнению критика, Смирнов смешал «в одну кучу передовое и прогрессивное с отсталым, косным и антинародным». Его обвиняли в лакировке купечества, в восхвалении нижегородского губернатора Н.М. Баранова, в том, что умолчал о борьбе богатых и бедных, «не встал на позицию беспощадного разоблачения всего отжившего, реакционного», а вместо того, чтобы раскрыть «свинцовые мерзости прошлого», занялся «умильным любованием патриархальной стариной». Ударной же фразой критика стали гневные слова, что в книге «нет марксистского принципа». И подобные высказывания не были единичными.


Но самым страшным для книги и ее автора стало появление 25 марта 1949 года в главной советской газете «Правда» статьи «Анекдоты обывателя». По сути дела, это был политический донос на Д.Н. Смирнова, который якобы «преподносит читателю свое графоманство под маской краеведения». Автора обвиняли даже в том, что он назвал себя нижегородцем-старожилом, тем самым «заявляет претензию на роль учителя для советского читателя». Статья обвиняла Дмитрия Николаевича в том, что он «любуется фигурами эксплуататоров и кровососов», у него «Анненков — чуть ли не декабрист, а «раскаявшийся» декабрист Муравьев и того больше». Смирнов обвинялся в превозношении дворянского сословия и его роли в войне 1812 года. Досталось и областному издательству, которое вместе с автором «взялись за труд напрасный и неблагодарный, вознамерившись, воскресить в наше время мертвые души нижегородских помпадуров и самодуров».

 

2019-10-03 02-00-44     2019-10-03 01-59-56     2019-10-03 01-59-49


Интересен тот факт, что автор статьи, некто Рябов, так дурно высказавшийся о книге, по свидетельству родственников Дмитрия Николаевича, вскоре приехал к нему домой, уверял, что содержание ему очень понравилось и попросил подарить ему книгу с автографом. На что Д.Н. Смирнов поднес к носу наглеца кукиш!


2019-10-03 02-00-52Опороченная книга попала в «черный список». Ее 10-ти тысячный тираж был изъят из продажи и библиотек. А Дмитрия Николаевича вызвали в НКВД. И он не был уверен, что вернется домой. Слава Богу, лично его не тронули. Может быть, сыграли роль следующие слова автора в предисловии к его книге, предназначенные молодежи: «Ей, живущей в сталинскую эпоху построения коммунистического общества, далеко нелишне знать, как эта эпоха подготавливалась ходом исторического развития нашего государства, в котором Нижний Новгород всегда играл значительную роль, как росли и крепли силы революции, как из недр народа, жившего под гнетом капиталистической эксплуатации, вырастали замечательные деятели культуры: ученые, писатели, изобретатели-самоучки, мастера искусств, просветители и революционеры. И, наконец, как с десятилетиями менялись быт и нравы нижегородцев». Конец сороковых годов – это совсем другая эпоха, нежели десятилетие назад. Массовые репрессии прекратились. Д.Н. Смирнов остался жив и невредим. А вот А.И. Елисеева из директоров областного издательства понизили до рядовой должности редактора художественного отдела.


Хотя книгу «Картинки нижегородского быта» продолжали называть «вредной и порочной», она сразу же стала библиографической редкостью. Уничтожением книги, по сути публичным, власти закрыли рот Д.Н. Смирнову. Как признавал другой известный нижегородский краевед Ю.Г. Галлай, это «несомненно, нанесло существенный удар по нижегородскому краеведению».


Конечно, «Картинки нижегородского быта» не лишены некоторых недостатков. Да и сам автор признавал это. «Я...предвижу упреки в неравномерности распределения материала, во фрагментарности изложения, порой, в излишней анекдотичности и т. д. Но во всяком случае изображаемое мною носит в себе черты, характерные для бытовой русской хроники XIX века. Я написал то, что знаю и сколько знаю, и если этот посильный для меня труд поможет читателю в деле изучения прошлого нашей Родины, задачу свою автор может считать выполненной».


2019-10-03 02-00-20Несомненно, это так. Несмотря на навешанные ярлыки политически неблагонадежного человека, Дмитрий Николаевич продолжал работать. И хотя его новую книгу «Очерки жизни и быта нижегородцев XVII-XVIII веков» долго не издавали, все же в 1971 году она вышла из печати, а в 1978 году была переиздана. Затем первая и вторая книги были объединены в сборнике «Нижегородская старина». В 2001 году уже посмертно (Д.Н. Смирнова скончался в 1980 г.) вышла еще одна книга знаменитого краеведа «Очерки жизни и быта нижегородцев в начале XX века. 1900-1916 годы». И это был новый и значительный вклад в нижегородское краеведение.


Д.Н. Смирнов убедительнее многих других показал зарождение экономического и культурного взлета России в эпоху Серебряного века. Ведь он сам был очевидцем масштабных перемен в частной и общественной жизни, хорошо знал многих участников происходящих событий. Что важно, в книге мы видим перемены не только в губернском центре, но и в уездах. Автор показал жизнь людей всех сословий того времени, молодых и в зрелом возрасте. В книге названы сотни имен, представлены многочисленные биографии деятелей различных профессий. Мы будто видим их, как и едущий по городу первый в Нижнем автомобиль, слышим голоса Шаляпина, Горького и многих других выдающихся людей, чувствуем их душу. Все это и выделяет книги Д.Н. Смирнова от множества других. Неспроста они разошлись по всей стране, и их читают даже за границей.

 

Автор: Вячеслав Сафронов,

фото: архив автора и электронные СМИ