finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

Чернореченцы в Великой войне 1914-1918 гг.

Часть I. Мобилизация

 

В те дни территория возле станции «Растяпино» — место прогулок и общения чернореченцев — стала своего рода информационным центром, где можно было узнать все местные и столичные новости, увидеть отправлявшихся на фронт людей, выразить им свою поддержку, пожелать живыми и невредимыми вернуться с войны. Картина на станции была совершенно необычная. Нарядные дачники в светлых костюмах смешивались с рабочими и крестьянами окрестных деревень. Все бродили по перрону и возле станции. Все думали и говорили об одном — о войне, об отправке на фронт.

 

«Сколько лет? Когда забирают? Кто будет помогать семье?» — эти вопросы слышались повсюду. В них чувствовалась тревога и озабоченность за людей, отправлявшихся в армию, и за остающиеся без кормильцев семьи. То в одном, то в другом месте можно было видеть, как элегантные нижегородские дамы беседуют с деревенскими бабами и мужиками, а франтоватый мужчина растолковывает простонародой публике газетные сообщения.

 

Войну России Германия объявила 19 июля 1914 года. На следующий день в связи с этим газета «Нижегородский листок» восклицала: «Когда идет речь о целостности Родины, кто уклонится ее защищать!» Тысячи запасных Балахнинского уезда, в который входило тогда Черноречье, с первых дней мобилизации ушли на действительную службу. А 29 июля на сборные пункты явились и ратники. Если в мирное время, в 1913 году, например, по расписанию главного штаба из Балахнинского уезда в войска отправлялись 388 новобранцев, то к 21 августа1914 года число семей, из которых были призваны в армию запасные и ратники, по этому уезду (вместе с г. Балахной) составило свыше 3650. На 87% это были запасные. Из otpravkaЧернорецкой волости было призвано 140 человек, из Мысовской — 131, из Гнилицкой — 166. А всего с начала войны в Нижегородской губернии было призвано в армию 46,9% трудоспособного населения.


С 19 августа на Московско-Нижегородской железной дороге число пассажирских поездов сократилось с четырех до двух пар в сутки. Зато увеличилось количество проходящих мимо товарных составов, заполненных солдатами запаса. На станции «Растяпино» поезда останавливались всегда. Даже под проливным дождем люди ожидали их, чтобы подбодрить отправлявшихся на фронт. В разных местах по перрону слышались то песни: «Славны были наши деды — Помнит их и швед, и лях, И парил орел победы На Полтавских на полях!», то гимн «Боже, Царя храни», который сопровождался громким «Ура!». Все это создавало видимость праздничной обстановки, но лица людей были серьезными, а в глазах стояли слезы. В переполненных поездах царил порядок: все запасные были трезвы и хорошо настроены. Когда поезда трогались, уезжавшие на фронт просили остающихся не забывать и поддерживать их жен и детей. «Вам оставляем их, — кричали несколько человек, — сообщала из Растяпино одна из дачниц в газету «Нижегородский листок», — и это последняя просьба людей, идущих навстречу смерти за честь и достоинство России, должна громко звучать в душе каждого остающегося дома».


Поначалу войну 1914-1918 гг. в народе называли «германской», но позднее, как и официальные учреждения, народ стал называть ее Великой войной, затем привилось еще одно официальное название — Великая Отечественная. Война всколыхнула всю Россию.
Многие чернореченцы, находящиеся на действительной военной службе, войну встретили в окопах. Ведь ежегодно из Чернорецкой волости порядка 50 человек уходили служить в армию. Так, осенью 1913 года в войска были отправлены И.В. Праздников, М.А. Лапшин, И.М. Сорокин, П.Я. Самарин, И.О. Топорков, Н.М. Буранов, Я.М. Шулешов, Ф.И. Куварин и другие. Кроме 140 запасных и ратников, отправленных в войска в августе 1914 года, для пополнения армии 25 октября из Чернорецкой волости было отправлено еще 815 человек, из них 244 человека — в 7 запасной кавалерийский полк Тамбова и 346 человек — в 197 пехотный батальон Александрова, 47 человек направили во флот.


Вскоре новобранцы оказались на фронте. Это были представители всех селений Черноречья. Из Желнино, например, А.Я. Марков, И.М. Бурлаков, В.П. Крицков, из Решетихи — Г.И. Баташов, И.А. Юрин, Д.И. Осокин, из Юрьевца — Я.И. Замашкин и А.И. Манцев, из Бабино — Н.И. Старостин и Д.И. Белов, из Колодкино — Ф.И. Дудоладов и А.П. Логинов, из деревни Бабушкино — А.И. Булавин и В.А. Червяков, из Черного села — Н.П. Пугин. Во флот попал служить Василий Спиридонович Жуков из Решетихи. Он был старшим унтер-офицером, всю войну командовал наблюдательным постом.


В сентябре 1914 года из-за больших потерь на фронте проводился дополнительный призыв ратников 1-го разряда, а в октябре началась мобилизация новобранцев 1893 года рождения. Ежемесячная потребность восполнения боевых рядов русской армии составила многие десятки тысяч солдат. Поэтому наборы были регулярными. В августе 1915 года только в 215 пехотный батальон из Балахнинского уезда было отправлено 847 человек. В том же августе войска пополнили более 50 чернореченцев. Среди них В.П. Петелин (Черное), И.П. Марков (Желнино), Н.А. Серяков (Бабушкино), К.П. Пырьев (Растяпино), К.Д. Пигеев (Юрьевец), А.И. Шишкин (Колодкино). В декабре случился новый набор, в ходе которого в Балахнинском уезде досрочно были призваны 384 ополченца 1896 года рождения, в том числе из Чернорецкой волости — 18 и из Мысовской — 12 человек. Из них на службу во флот были направлены Н.А. Гарьянов (Колодкино), А.Н. Сорокин и А.М. Богатов (Растяпино). Наборы в войска продолжались, даже когда мужчин в селениях оставалось совсем мало. Всего за годы войны призывы проводились 24 раза.


Некоторые жители Черноречья получали отсрочку от призыва в действующую армию. Это были, прежде всего, рабочие ведущих профессий с предприятий, выполняющих оборонные заказы, а также занятые на железной дороге и «как служащие по судоходному делу». В общей сложности их набиралось немало. Например, сеймовец Дмитрий Осипович Сорокин получил отсрочку, работая на железной дороге, ратник Яков Дряхлов — как служащий пароходства АО «Крестьянин». Николай Иванович Себин — командир парохода «Николай», Михаил Андреевич Поснов — штурвальный парохода «Ю-Арон», Степан Васильевич Силантьев — машинист парохода «Помощник». Все они остались работать в тылу. Но отсрочка от призыва давалась лишь на время службы на категорийном объекте. Например, Степан Сергеевич Маркитантов состоял у своей матери командиром парохода «Ваня» и оставался в деревне Колодкино, но когда документально подтвердить этого не смог, отправился на фронт.


Сведения с фронтов — радостные и трагические — вызывали в русском народе стремление помочь своей армии одолеть врага. Подтверждением этого являются сохранившиеся просьбы молодых людей о добровольном зачислении на воинскую службу. Так, 7 октября 1914 года крестьяне деревни Голышево Иван Александрович Желтов и Василий Гаврилович Сибиркин направили Балахнинскому уездному воинскому начальнику прошение: «Имея желание отбыть воинскую повинность до призыва нас, каковому мы подлежим в 1915 году, мы почтеннейше просим Ваше Высокоблагородие принять нас на военную службу охотниками (добровольцами, — примеч. автора)». К своему прошению эти добровольцы приложили документы, свидетельствующие о способности к воинской службе, и удостоверения о несудимости.


Люди, в первую очередь молодежь, жертвовали благополучием, карьерой, личным счастьем ради независимости своей страны. Ярким свидетельством этого служат сохранившиеся письма и дневниковые записи. Весьма выразительны откровения Евгения Владимировича Юрасова — сына священника Черносельской Троицкой церкви.

 

«Станция «Растяпино» Московско-Нижегородской ж.д. Село Черное, Ивану Константиновичу Можарскому.


...К тебе, милый друг, я обращусь со своим признанием. Прошло уже пять, даже около шести месяцев, как я покинул родные места и покончил дело с Политехникумом, поступил в военное училище. Мое решение — бросить высшее учебное заведение и поступить на военную службу в инженерные войска, было осуждено почти всеми моими близкими. Но у меня было желание не уходить далеко от своей арены, и, в то же время, еще большее желание принести посильную помощь родине. И вот уже скоро я — прапорщик: осталось всего два с половиной месяца испытания. Никогда я не раскаивался в своем поступке, да и не буду. Есть лишь маленькое сожаление, почему не поступил я в школу летчиков, не желая огорчать родителей и быть причиной вечного страха для матери. Они бы примирились, а я был бы уже офицером, летал бы, а может быть, был бы уже убит. Хорошая гибель, хорошая деятельность: много самодеятельности, много возможной пользы — и два конца: смерть или возвращение к новым действиям, к новой борьбе за благо родины. Хорошо! Будет возможность — поступлю в минную роту на фронт, вообще на фронт — поближе к настоящей жизни и подальше от прозябанья.


2 июля 1916 года, Усть-Ижорский лагерь».
В 1914 году этот молодой человек с золотой медалью окончил Нижегородскую гимназию и поступил в Политехнический институт в Санкт-Петербурге. После двух лет учебы перешел в юнкерское Николаевское инженерное училище, а затем в чине прапорщика направился на фронт. Как подлинный патриот, в составе 81 дивизии Евгений Юрасов храбро воевал, и за отвагу неоднократно поощрялся.


Среди чернореченцев были и другие молодые люди, вызвавшиеся защищать свою родину. Флавид Сергеевич Маркитантов 1897 года рождения после окончания сельского училища под присмотром двух старших братьев крестьянствовал в деревне Колодкино, а когда началась война, вызвался воевать добровольцем. По молодости лет его не взяли, но в 1915 году в армию стали брать и лиц моложе 20 лет, и в июле Флавида все же зачислили в четвертую батарею 10 арт-бригады. Послужной список Маркитантова, подписанный командиром батареи, свидетельствует, что Флавид Сергеевич принимал непосредственное участие в боях против германцев и австрийцев, был телефонистом на позициях, канониром. Весной 1916 года в составе своей арт-батареи он участвовал в бойне под озером Нарочь. За храбрые и умелые действия был награжден Георгиевском крестом 4-й степени под номером 23875, то есть был в числе первых солдат, удостоенных этого ордена. Всего же этими орденами были награждены за время войны более 1200 тысяч человек. В июле 1916 года Маркитантова назначили бомбардиром при арт-орудии. И вновь за отличия в боях Флавида Сергеевича отметили в приказе по батарее. Демобилизовался храбрый воин в январе 1918 года.


Два брата Кораблевы из Решетихи прошли войну каждый своим путем. Один — командир батареи, подпрапорщик Василий Иванович на передовой провоевал два с половиной года. Второй — ефрейтор Иван Игнатьевич уже 11 августа 1914 года попал в плен.
По-разному сложились судьбы тысяч чернореченцев, участников войны 1914-1918 гг.

 

Часть II: http://svetsky.com/istoriia/pervaya-mirovaya


Автор Вячеслав Сафронов,

фото Е. Юрасова из архива В.Е. Юрасовой, электронные СМИ