finogeev__svetskyjcom__fc
  • Светский:

    Что? Где? Когда?

  • Новое в блогах:

    КБ Дзержинск

  • Культура:

    Театральный блог

  • Отдых:

    По миру

АВТО в былые времена

Днем по проспекту Циолковского за день пролетает 3000 транспортных средств. По проспекту Ленина в часы «пик» они тянутся сплошным потоком. Другие улицы тоже загружены безмерно. Видишь это и невольно начинаешь мурлыкать слова из недавно популярной песни: «автомобили, автомобили буквально все заполонили…». Сегодня в Дзержинске зарегистрировано более 83,6 тыс. машин, из них на физических лицах 77,5 тысяч, на юридических 6170 единиц. Для большинства людей «Лада», «Рено», «Хундай», а также более дорогие марки, как говорится, стали не роскошью, а средством передвижения.
 
 
Начиналось же автодвижение на личном транспорте в Дзержинске в 1938 году. Тогда по городу разъезжал на своей легковой машине «ГАЗ-А» лишь старейший производственник товарищ Лопатин. К концу сороковых годов личные автомобили приобрели уже несколько высокооплачиваемых рабочих. В июле 1951 года собственные машины «Победа» или «Москвич» имели 45 жителей города, среди них ветеран производства В.?С. Карпычев, рабочий А.?М. Кораблев, шофер В.П. Пантелеев и другие. Мотоциклы к лету 1951 года имели 135 человек.
В личное пользование машины продавались только по распределению лучшим работникам. В 1953 году машину приобрела, например, семья Зарубиных с Октябрьской улицы. Славилась она «золотыми» руками, вот ей и выделили «Москвич-400». В народе его прозвали «консервной банкой», хотя машина была неплохая, так как за ее основу разработчики взяли «Опель-Кадетт». «Москвич» в те времена стоил девять тысяч рублей, а «Победа» – шестнадцать. Не очень дорого, если учесть, что квалифицированный рабочий на заводе получал от 600 до 1000 рублей. Можно было скопить на машину, ведь цены на продукты не «кусались». Килограмм говядины стоил 12-50, сахар-рафинад – 9-40, сливочное масло – 27-80.
Скорости на дорогах тогда были небольшие – 30, от силы 40км/ч. Быстрее ехать городские дороги не позволяли. Но мало-помалу их приводили в адекватный вид. Летом 1952 года по плану благоустройства на «27-м» и на площади Маяковского появились первые светофоры. Однако с наиболее оживленных перекрестков регулировщики с жезлами не исчезли.
С каждым годом личного транспорта становилось больше. В сентябре 1954 года в город пришло 20 легковых автомобилей, и число владельцев машин различных марок достигло 123. Первые «Победы» и «Волги», как правило, распределялись среди начальствующего состава. Но были исключения. Например, швея центрального ателье Нина Горина на дому обшивала элиту города. Ночами не спала, зарабатывала неплохо. И одна из первых, как частное лицо, в начале 60-х годов приобрела двадцать первую «Волгу». Для этого не только деньги нужны были, но и «добро» первого секретаря горкома партии. «Волги» в городе распределял он лично. Но беспартийная рядовая швея без особых хлопот купила эту лучшую по тем временам машину.
gaz70eЕсли сейчас у некоторых автолюбителей из-за дороговизны горючего машины стоят на приколе, то пятьдесят лет назад такого несчастья ни с кем не случалось. Бензин стоил относительно недорого. В 1958 году в магазине №?37 на центральном рынке или при автобазе №2 на улице Фурманова (на месте нынешней пожарной части) один литр бензина продавался за 1?10?руб., на Московском же шоссе и того меньше – за 93 копейки, что было в три раза дешевле буханки белого хлеба. Помню, в 1960 году на бензоколонке в Мячково и я заправлялся семьдесят шестым копеечным бензином. Рядом, кстати, была «аппетитная» и тоже дешевая столовая. Позднее и она, и заправка исчезли. А вот трасса узкой и разбитой оставалась еще долго. На этой убитой дороге я и учился вождению.
На машине же впервые прокатился года в три. Жили мы тогда в доме шоферов на Октябрьской улице. Большинство обитателей этого дома работали шоферами, но были и высокопоставленные люди. Самым значительным по занимаемой должности являлся Иван Иванович Кирилин – заместитель Кагановича по кадрам на «Заводстрое». За ним всегда приезжала машина – «эмка» или «Победа». А вот глава семейства Пензиных ежедневно сам подкатывал на легковушке к дому. Пообедать. Однажды я и забрался на правую широкую подножку его «эмки». Водитель поел и поспешил на службу. И я с ним, понятно. Лишь когда машина со двора вырулила на улицу, меня выловил соседский парень Шура Елизаров. После этого машины для меня стали словно родными. Но на первом десятке лет моя езда ограничивалась дерганьем стартером ЗИСов или полуторок, стоявших всегда во дворе. Водить же самостоятельно машину стал гораздо позднее. Сначала были мотороллер и мотоцикл. Помню, на права сдавал в 1960 году в «доме сорок» – старом здании милиции на улице Маяковского. Начальником ГАИ был тогда Г.?А. Баранов, перед которым шофера робели. Я же с первого раза правильно развел все макеты машин, расставленные Георгием Анатольевичем на уличной схеме. А поскольку я сам в ГАИ прикатил на колесах, то заработал три рубля штрафа и зачет по вождению. На машину же права получил значительно позднее.vaz21
В нашей семье был новый «Запорожец» – красивая и выносливая машина. За рулем всегда был мой брат Коля, я же сидел рядом, наблюдал за дорогой и действиями брата. По его настоянию однажды сел за руль и неплохо поехал. Навык нарабатывал сначала по грунтовке вдоль Московской трассы, затем в городе по дворам, а после и на улицах. Но ездить без удостоверения было унизительно. И я направился в ГАИ, теперь на Красноармейскую улицу. Люди с высшим образованием могли тогда получить права без окончания водительских курсов, в качестве самоподготовки. Хотя теорию я мог и не сдавать, имея мотоциклетные права, все же решился получить права и на машину. Начальником РЭО был Геннадий Иванович Шаронов – очень крутой капитан ГАИ. Теорию принимал лейтенант Валерий Николаевич Бойко. По карточкам я набрал необходимое число правильных ответов. Вождение же сдавал самому Шаронову. Открыл он пустую еще машину и смотрит, на ручнике ли она. Если нет – «от ворот поворот», как и за снятие машины с ручника до включения скорости или левого поворотника при трогании с места. Все придирки гаишников я знал, потому поехал довольно спокойно. Выезжаем через трамвайные пути со Шлаковки на Красноармейскую, а навстречу на мою правую сторону дороги поворачивает гаишная машина. Команды «Стоп!» от Шаронова не последовало, потому пришлось нарушать правила и мне. Я взял влево, пересек мнимую осевую линию, и мы разъехались. Шаронов выругался, но права мне выдал.
4440По городу в то время уже раскатывали вишневые «ВАЗ-2101». Стоила тогда эта машина, как кооперативная двухкомнатная квартира, – 5?500 рублей. Люди копили, влезали в долги, но покупали. Не все подряд, конечно,– самые из самых, и, по?прежнему, согласно спискам. В 1976 году с помощью родителей приобрел и я свою «ласточку», как все любовно называли свои «Жигули». Обозвать эту машину унизительным словом «копейка» ни у кого язык тогда еще не поворачивался.
С появлением «Жигулей» автодвижение стало гораздо интенсивнее, чем совсем еще недавно. В 1963 году в городе насчитывалось 800 автомашин, в декабре 1974 года их число возросло до 3882. В апреле же 1976 года по Дзержинску уже сновало 4?119 личных машин различных марок. Но пробок не было. А вот на Московской трассе они случались, особенно зимой у обледенелых подъемов. В районе Владимира часами приходилось стоять, пока заторы КАМАЗов тракторами или танками не растащат. Летом пробки были лишь иногда перед мостами через Клязьму, которые были не только узкие, но и не очень надежные. Скорость на них ограничивалась до пяти километров. Вот перед мостами и возникали пробки.win
Хотя водил машину я неплохо, разбирался в ней на первых порах слабо. Помню, остановился как?то на Циолковке, а тронуться затем никак не могу. Движок не заводится. Обратился к водителю стоявшей рядом машины. Оказалось, клемма слетела с катушки зажигания. Через пару лет, когда, казалось, уже все знал, возле Студенческой улицы заглох мотор. Чего только не делал. Завести так и не мог. Подходили и лучшие мастера со станции техобслуживания, находившейся рядом с КБО, не помогли и они. За пару бутылок красного мужички, шедшие с работы, толкнули меня до гаража, благо он был совсем близко. Вечером пошел к Володе Паньтюшеву – водителю и классному мастеру. «Иди в гараж, сними крышку распределителя зажигания, свет не включай, заводи и смотри. Увидишь искру, значит, «бегунок» пробило. На свету через микротрещину искру не видно». Все так и оказалось. Володя дал мне свой запасной «бегунок», и я погнал к Сормовской ТЭЦ, где тогда находился сервисцентр «Жигули». Но на складе их не оказалось. Выручил автослесарь, продал мне свой запасной «бегунок» при условии, что с работы я подвезу его до дома. После этого случая запасные ротор и крышка распределителя, которую, кстати, тоже пробивало, всегда находились в моей машине. Да и многое другое тоже. Ведь ходовых запчастей в магазинах не было, да и на ремонт в сервисе записывались месяца за два-три. Большинство автолюбителей по мелочам в гаражах латали машины сами или с помощью знакомых умельцев. Слова из той же песни В. Матецкого: «И день, и ночь мы под машиной ползаем, // Мы служим ей, чтоб ездила она» были про нас, водителей 70?х годов. Чего только в гаражах у некоторых не было. По чертежам из журнала «За рулем», например, мне на заводе изготовили «планку», с помощью которой с микрометровой точностью я регулировал зазоры клапанов.
402-2За машиной ухаживали, как за невестой, берегли и лелеяли ее. От ржавчины в пороги заливали масло-отработку. Чтобы прокрасить глухие «карманы», находящиеся в районе передних крыльев, вырезали оконца. Некоторые и рихтовку неплохо освоили. И почти все ставили медную или алюминиевую прокладку под головку двигателя, чтобы ездить не на 92, а на более дешевом 76 бензине. Правда, были «удальцы», которые вместо этого в 76?й бензин впрыскивали этилку, вывозимую контрабандой с завода «Синтез». Проездив более 20 лет на «Жигулях», я пересел на 41?й «Москвич». Однажды из?за отсутствия на Уфимской трассе хорошего бензина, машину заправили 76?м. В результате движок перегрелся, головку повело, поршни прогорели. Не одну сотню километров машину пришлось тащить «на галстуке». Мастер с движка снял головку и, ужаснувшись, отказался от ремонта. Пришлось самому снимать двигатель, разбирать его, а затем искать по рынкам Нижнего и Москвы необходимые запчасти. Полегоньку сам поменял все нутро двигателя и поставил его на место. Весной машина была на ходу. Через несколько лет случилась другая беда. По дороге в деревню частым боем застучал мотор, но машина шла нормально. Полегоньку добравшись до дома, стал искать причину стука. Опять пришлось volga21снимать головку движка. Только после этого увидел, что развалилась направляющая втулка поршня клапана. Копеечную втулку было не найти. Лишь через несколько месяцев чудом приобрел большую по диаметру, сам шлифанул ее и запрессовал на место. Но я как ремонтник – так себе, много было в городе ребят гораздо ловчее.
Случались со мной на машине ЧП и другого рода. Ехал как?то в 70?х по проспекту Ленина в сторону улицы Гайдара. У «вечного огня» с трамвая по переходу народ пошел, я по тормозам, остановился, а через секунду удар «в задок». Проморгал сзади двигавшийся водитель. Вот тут уже с начальником ГАИ полковником Шароновым я еще раз и встретился. Нарушитель был очевиден и ущерб он мне возместил. Но помятые заднюю панель и оба крыла найти оказалось трудно. Подсказали бывалые люди. В Тольятти при жигулевском заводе был магазин некондиционных запчастей. Туда-то я и поспешил. Закупил, что надо, и самолетом обратно. На Студенческой улице помятое «железо» заменили, там же и покрасили.
1706469974 1414502938717Кто сам машину делал, тот и ездил осторожно. Хотя мелкие нарушения были и у меня. Возвращался как?то с рыбалки «на 27-й» через площадь Дзержинского. У скверика гаишники сидят. Руль держу и в ус не дую. А ехал?то не на машине, а на мотоцикле, проезд на котором по площади был запрещен. Пролетел мимо инспекторов, и уже до 33?й школы доехал. Тут они меня догнали, опомнились, видно. Я сначала не понял, что нарушил. А гаишники смеются: «Думали, Фантомас в Дзержинске объявился». У меня, правда, вид был, как говорится, что надо, – резиновые сапоги, плащ от химзащиты, красный шлем с очками на голове плюс – трескотня от моего «Минска». Посмеялись гаишники, однако квитанцию на три рубля выписали. В Москве бы за это наказали строже. Однажды перед светофором я там одним колесом заехал на разделительную линию, гаишник сразу же свистит, опять «трояк» выписывает. Сейчас стражи порядка на дорогах стали более лояльные, а жаль. Лихачей и безголовых надо «стричь» по полной. Иначе правило: «дураку лучше уступить» – будет жить еще долго.
 IMG007
 
Автор: Вячеслав Сафронов. Фото: личный архив автора, электронные СМИ